Вопреки пугающим прогнозам алармистов, ситуация на Ближнем Востоке урегулирована, но обстановка вскоре может обостриться вновь.

Как известно, Восток – дело тонкое, и ситуация в восточных государствах может меняться стремительно. Однако вчера официальная Анкара, пожалуй, побила все рекорды по этой части.

Всего несколько дней назад представители турецких элит грозили Москве 17-ой большой войной и обещали развалить Россию на части. Но вот президент Турции Тайип Эрдоган уже в столице РФ и ведет вполне конструктивный диалог с теми, кому пыталось угрожать его окружение.

Переговоры между президентом России Владимиром Путиным и его турецким коллегой продолжались более шести часов. После разговора с глазу на глаз к государственным лидерам присоединились члены представляющих страны делегаций. Центральной темой для обсуждения ожидаемо стала ситуация в Идлибе.

Результаты переговоров оказались более чем обнадеживающие.


«Мы не всегда согласны с нашими турецкими партнерами в своих оценках происходящего в Сирии, но каждый раз в критические моменты, опираясь на достигнутый высокий уровень двусторонних отношений, нам до сих пор удавалось находить точки соприкосновения по возникшим спорным моментам, выходить на приемлемые решения. Так произошло и в этот раз», — цитирует Владимира Путина агентство ТАСС.

А РИА «Новости» обнародовало основные моменты соглашения между Москвой и Анкарой:

– прекращение всех боевых действий по существующей линии соприкосновения с полуночи 6 марта;
– Россия и Турция создают коридор безопасности шириной шесть километров к северу и югу от трассы М4 в Сирии;
– Россия и Турция с 15 марта начинают совместное патрулирование вдоль трассы М4.

Владимир Путин выразил уверенность в том, что договоренности станут основой для урегулирования ситуации в Идлибе. Стороны переговоров подтвердили приверженность принципам сохранения территориальной целостности Сирии.

На фоне недавних наступлений со стороны турецких войск и поддерживаемых ими террористических группировок московские соглашения – это настоящий гимн миру. Тем более что Россия твердо придерживается своей линии, а Турция сделала большой шаг назад.

Правда, напоследок Эрдоган для сохранения лица заявил о праве на «ответ» на действия сирийских войск.

«Турция оставляет за собой право ответить на всяческие нападения со стороны сирийского режима своими силами», — заявил он. Однако дальше тему развивать не стал.

В целом все, конечно, хорошо.

Глава международного комитета Совета Федерации Константин Косачев заявил в соцсетях о том, что договоренности по Идлибской зоне дают повод для оптимизма, но не гарантируют защиты от новых кризисов в Сирии.

По мнению главы комитета Госдумы по международным делам Леонида Слуцкого, озвученному агентством РИА «Новости», договоренности разрубают угол противоречий и сохраняют стратегическое партнерство между Россией и Турцией.

Но как можно оценить произошедшее, не используя язык дипломатии?

Объективно пока что именно такой промежуточный исход дела следует считать позитивным.

Все-таки Эрдоган, наверное, значительно более прагматичный политик, чем это может показаться на первый взгляд. Но, к сожалению, он является заложником сразу нескольких фактов.

Для начала следует отметить тот факт, что основу электората Эрдогана составляют консервативно настроенные граждане Турции, ощущающие национальное и идейное единство с этническими группами, проживающими на северо-западе Сирии. Кроме того, в Турцию десятилетиями выезжали многие радикально настроенные представители сирийского населения, которые теперь стали серьезным внутриполитическим фактором.

При этом в последнее время дела у террористов на северо-западе Сирии шли, мягко говоря, неважно. Это, естественно, вызывало панику и злость у националистически настроенной части турецкого общества. А затем – и сомнения в соответствии Эрдогана их представлениям об идеальном лидере.

И ситуация начала развиваться по спирали. Турецкие военные стали проявлять в Сирии сомнительную активность и столкнулись с закономерными неприятностями. Официальная Анкара организовала в районе Идлиба маленькую войну, которую представила в своих СМИ как «победоносную». И теперь окружение Эрдогана с большой долей вероятности будет говорить своему электорату, что спокойствие «собратьев» по итогам московских соглашений – это результат демонстрации Анкарой силы вокруг Идлиба.

Однако никакого желания вступать в прямое противостояние с Россией у Эрдогана, естественно, нет. Несмотря на всю мощь турецкой армии, РФ существенно превосходит Турцию в военно-техническом плане. Крупномасштабная война чревата неприемлемыми жертвами для обеих сторон.

Блок НАТО, в который входит Турция, – мощнее отдельно взятой Анкары. Но прямое вовлечение в конфликт Североатлантического Альянса чревато мировой войной – войной без победителей. И НАТО такое противостояние сейчас не нужно. Поэтому ряд лидеров Альянса активно искали отговорки, позволяющие не оказывать прямой помощи Анкаре.

Отдельный фактор давления на Эрдогана – это недовольство США и некоторых других западных стран совместными бизнес-проектами Турции и России, такими как «Турецкий поток», закупка систем ПВО и строительство АЭС. И Анкаре нужен был повод избежать упреков в чрезмерной лояльности к Москве на фоне членства в НАТО и стратегического союзничества со Штатами.

Идеальным вариантом для Эрдогана было бы вытеснение России из Сирии (этим президент Турции обеспечил бы себе длительную благодарность как электората, так и западных «партнеров»). Однако он прекрасно отдает себе отчет в нереализуемости данного сценария. Поэтому пока что он пошел на тактическое решение проблемы. Теперь что у турецких националистов, что у Запада нет повода обвинять Эрдогана в «мягкотелости». Тем более, США и Европе он может с чистой совестью заявить: «Ну, вы же меня сами не поддержали».

Весь вопрос в том, насколько долгим будет эффект от симптоматического лечения Эрдоганом своих политических проблем, когда произойдет их новое обострение.

Что же касается российской политики в данной ситуации, то она была однозначно верной. Именно взвешенная реакция Москвы сделала невозможным дальнейшее обострение. Вот только геополитические факторы, дестабилизирующие отношения с Анкарой, к сожалению, носят столь глобальный характер, что лечение с нашей стороны пока что тоже может быть только симптоматическим…

Источник: km

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *