Отказаться от новейших гиперзвуковых систем (например, ракетного комплекса «Кинжал») и привести Китай на поклон к США – это не единственное условие, которое Вашингтон решил поставить Москве. И все это – ради продления договора СНВ-3. На условия эти Москва может ответить лишь двумя словами – знаменитой нетленкой Сергея Лаврова.

Вот уже несколько лет между Россией и Соединенными Штатами идет вялый диалог о продлении договора о Стратегических наступательных вооружениях (СНВ-3), срок действия которого истекает в феврале 2021 года. Согласно этому договору Москва и Вашингтон сократили свои ядерные заряды до 1500 единиц, а носители – до 700 единиц каждый. Продлить договор означает и дальше соблюдать эти уровни, не продлить – Россия и США будут вправе наращивать свои ядерные вооружения как хотят.

Главной движущей силой диалога о продлении всегда была Москва. Именно из Кремля регулярно звучали призывы как-то ускориться с продлением. «Наша позиция известна, она предельно открытая: мы готовы продлить договор, как только соответствующую готовность проявят США», – говорил замминистра иностранных дел России Сергей Рябков. Упорство это объясняется просто: соглашение имело не только военное, но и политическое значение. «СНВ продолжает оставаться единственным документом по ограничению вооружений. Важный для всей планеты документ», – пояснял пресс-секретарь Владимира Путина Дмитрий Песков. Из других важнейших соглашений – договора о ПРО и договора о ракетах малой и средней дальности – США уже вышли.

Кроме того, соглашение имеет значение и с точки зрения развития российско-американских отношений. Некоторые российские политики – в частности, сенатор Алексей Пушков – говорят о продлении СНВ-3 чуть ли не как об экзамене для американского президента. Проверкой того, являются ли его слова о стремлении улучшить отношения с Москвой «риторикой или он действительно готов на предметные шаги по сотрудничеству и понимает необходимость особых отношений с Россией как с крупнейшей ядерной державой».


В Вашингтоне на российское понукание обычно отвечали фразами из серии «да-да, конечно». По словам Трампа, «мы будем продвигаться в этом вопросе, воспринимаем контроль над вооружениями очень серьезно». «Нам это нужно, им это нужно», – резюмировал американский президент.

 

Три «если»

Однако 7 мая в вопросе продления договора была, по всей видимости, поставлена точка. Новый представитель президента США по контролю за вооружениями Маршалл Биллингсли дал феерическое интервью изданию The Washington Times. В нем он фактически выступил против какого-либо контроля за вооружениями.

Аргументы Москвы о необходимости поддерживать мир во всем мире господин Биллингсли искренне не воспринимает. «Мы хотим понять, почему русские так отчаянно хотят продлить договор – и хотим, чтобы нам объяснили, зачем нам это делать», – говорит американский чиновник. По его словам, Соединенным Штатам не нужен «контроль за вооружениями ради контроля за вооружениями». А значит, не нужно соглашение СНВ. Ведь оно не решает «проблемы, связанные с Китаем», а также проблемы, связанные с «дестабилизирующей деятельностью России в областях, которые это соглашение не регулирует и на которые никак не влияет».

В чем смысл увязывать СНВ-3 и, например, российско-американские противоречия в Сирии или на Украине, господин Биллингсли не пояснил – однако он разъяснил другое. Условия, при которых США готовы смилостивиться и продлить СНВ-3.

Во-первых, соглашение должно быть трехсторонним – с участием Китая. На сегодняшний день Пекин отказывается садиться за стол переговоров – китайские официальные лица утверждают, что коль у Поднебесной в разы меньше баллистических ракет и ядерных боезарядов, чем у США и РФ, то ей нет смысла в чем-то себя ограничивать. Американцы не смогли пробить эту логику – а значит, Россия, коль она хочет продления СНВ-3, должна помочь и убедить Китай присоединиться к соглашению. По крайней мере, так думают в Вашингтоне.

Во-вторых, соглашение должно включать в себя и судьбу новейших российских систем стратегического сдерживания. Да, по словам Биллингсли, ракеты «Сармат» и «Авангард» прямо подпадают под действие соглашения СНВ-3 (и Россия это подтверждала), однако ракеты «Буревестник», подводный аппарат «Посейдон» и гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал» никак соглашением не регулируются. Поэтому «мы не собираемся даже идти на какие-то уступки для включения или исключения этих типов вооружений – русские просто обязаны свернуть эти программы и отказаться от них», заявляет Биллингсли. Остается добавить, что Россия «должна отказаться» от тех систем оружия, которых в США либо нет вовсе, либо они только начинают разрабатываться. Иначе говоря, от самого нового и самого эффективного против США.

Наконец, третье условие в том, чтобы прописать в договоре максимально жесткие параметры верификации. По словам Биллингсли, США не доверяют ни Китаю – «особенно учитывая, как они вели себя в условиях коронавируса», ни России, поскольку «Москва нарушала практически каждое соглашение, которые мы с ними заключали».

 

Не подаем

Третье условие звучит особенно забавно. Да, договор должен включать меры верификации – но для контроля именно за американцами. Потому что это США регулярно нарушают взятые на себя обязательства в ядерной сфере (из последних обманов можно вспомнить, например, ядерную сделку с Ираном). Однако при всех странностях это условие является единственным хотя бы обсуждаемым. После прочтения же первых двух – о Китае и наших новейших вооружениях – у Сергея Лаврова должно возникнуть лишь одно желание: повторить свою легендарную фразу «д.., …» и выйти из дальнейших переговоров.

Мы, конечно, понимаем, что Китай – стратегический соперник Соединенных Штатов. Конкурент в борьбе за мировое лидерство, за мировые рынки, а теперь и за авторство правил в глобальной политике. Пользуясь ошибками Трампа на международной арене, Китай резко усиливает позиции. И мы также понимаем, почему США используют для сдерживания КНР все более и более сомнительные методы – в том числе и прямые обвинения китайского руководства в распространении эпидемии коронавируса.

Но вот чего мы не понимаем, так это почему мы должны помогать американцам сдерживать Китай. Почему должны включать в проект нашей ооновской резолюции по коронавирусу пункт о его китайском происхождении, а теперь еще и тянуть Пекин за стол переговоров по СНВ? Потому что Америка – наш союзник, сделала нам много хорошего и теперь долг платежом красен?

Или, может, потому, что Китай – это не только американская, но и российская проблема? Господин Биллингсли уверяет в последнем. По его словам, Россия должна быть обеспокоена ростом ракетно-ядерного арсенала КНР – в том числе и ракет малого радиуса действия.

Однако мы не обеспокоены. Более того, наша необеспокоенность как раз прямо пропорциональна степени конфликтности американо-китайских отношений. Чем более сложными они будут, тем более активно Китай будет противостоять американцам на своих юго-восточных рубежах, тем больше он будет ценить спокойствие на северо-западных границах, которое обеспечивается за счет хороших отношений с Москвой. Поэтому когда американцы требуют в ущерб российским интересам помочь им принудить Китай – это уже не странность, а хамство.

 

Размер не всегда имеет значение

Как, собственно, хамством является и требование уничтожить наши новейшие вооружения – «Кинжал», «Буревестник», «Посейдон». Эти вооружения как раз и были созданы в ответ на наплевательское отношение Соединенных Штатов к стратегической стабильности, выход Вашингтона из всех договоров и сейчас, в эпоху Трампа, упор на одностороннюю силу и угрозу силы в международных отношениях (даже в ущерб коллективной дипломатии в рамках союзных блоков).

Когда господин Биллингсли говорит о том, что у России нет денег на развитие вооружений и нам придется пойти на американские условия – он прав лишь в первой части.

У России нет денег на гонку вооружений, неизбежную в случае денонсации или истечения срока действия всех соглашений по контролю за теми самыми вооружениями. Однако мы давно поняли, что в стратегической стабильности, как и в жизни, размер не всегда имеет значение – вопрос в умении и возможностях. Главное – это наличие возможности нанести противнику неприемлемый ущерб, а для этого не обязательно создавать тысячи и десятки тысяч носителей. Достаточно лишь минимальное количество тех же «Посейдонов» – и возникает стратегический паритет, способный поддерживать мирные отношения. Так почему Россия должна лишать себя этого дешевого и выигрышного средства сдерживания ради продления СНВ-3?

Возможно, американцы и не хотят, чтобы мы его лишались. Точнее, хотят, но изначально понимают всю неадекватность своих требований – и выставляют их как раз для того, чтобы мы отказались? Так, в МИДе считают, что США такими неприемлемыми условиями просто пытаются переложить вину на Россию за непродление СНВ-3. Трампу не нужен этот договор, он жаждет втянуть Китай в гонку вооружений – на земле, под водой, в воздухе и даже в космосе.

Что же, ради бога. Москва в этой ситуации вряд ли будет подписывать бессмысленные бумажки – а просто станет мудрым медведем. Взберется на гору, возьмет меда, положит рядом «Кинжалы» с «Посейдонами» – и понаблюдает за тем, как китайский дракон будет ощипывать американского орла.


Источник: vz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *