Как сделать политику в области спасения демографии еще более эффективной?

С обсуждения демографический ситуации в стране начал свое ежегодное послание Федеральному собранию президент Владимир Путин

«Такой ключевой показатель, как суммарный коэффициент рождаемости, то есть число рождений, приходящихся на одну женщину, в 2019 году составил, по предварительной оценке, 1,5. Много это или мало? Для нашей страны – мало. Да, это примерно то же самое, что и во многих европейских странах. Но для нашей страны – мало», – цитирует главу государства РИА «Новости».

Президент подчеркнул, что стране необходимо выйти из демографической ловушки. И рассказал о новых методах поддержки молодых семей, которые начнут работать с 2020 года.

Так, с 1 января 2020 года вводятся ежемесячные выплаты на детей от трех до семи лет. Пособия получат те семьи, в которых доход не превышает одного прожиточного минимума на человека. Маткапитал теперь будут платить уже на первого рожденного в семье ребенка, а общая его сумма для семей с двумя детьми возрастет до 617 тыс. рублей.

Кроме того, учащихся младших классов с 2020 года будут обеспечивать бесплатным горячим питанием, а государственные органы станут активнее создавать места в яслях, чтобы у родителей появилось больше возможностей для профессиональной самореализации.

Все это, вне всякого сомнения, замечательно. И это, конечно, гораздо лучше, чем те меры социальной поддержки молодых семей, которые существовали ранее. Вот только решат ли они полностью все демографические проблемы страны?

По данным Росстата, за 10 месяцев 2019-го естественная убыль населения России составила 259,6 тыс. человек. Предварительно, убыль по итогам года стала рекордно высокой за 11 лет.

Вопреки утверждениям либеральной оппозиции, основной причиной такой убыли стало не изменение уровня жизни населения (времена бывали значительно более сложные), а демографическая яма 1990-х. Тогда рождаемость рухнула критически.

Появившееся в то время на свет поколение повзрослело. И теперь в России банально сокращается количество женщин возраста, в котором можно иметь детей. Родившиеся в годы послевоенного всплеска женщины сейчас массово уходят на пенсию, а тех, кто может принять у них «демографическую вахту» – не хватает.

В 2000-е годы количество женщин 15 – 50 лет, по данным демографов, было наибольшим в истории России, около 40 млн. Это, вместе с преодолением социально-экономического кризиса 90-х, ситуативно улучшило демографическую ситуацию. Однако, согласно прогнозам, уже к 2035 году в стране останется всего 31 млн. женщин данной возрастной категории.

Даже сейчас, чтобы поддерживать численность населения России, необходимо, чтобы на каждых 100 женщин приходилось 215 детей. Чтобы же населения росло, а страна динамично развивалась – еще больше. Таким образом, в интересах и государства, и самих людей (которые обычно хотят спокойной благополучной старости), рост рождаемости раза этак в два.

Некоторые представители консервативных слоев населения предлагают искать способ решения данной проблемы в царском прошлом. Однако едва ли это можно считать удачным вариантом.


Действительно, вплоть до начала ХХ века в семьях зачастую рождалось по 10 – 20 детей, однако большая часть из них не доживали до совершеннолетия, а многие – погибали еще при родах. Теперь же медицина изменила ситуацию, и мотив рожать, чтобы «хоть кто-то выжил», к нашему огромному счастью, отпал.

Людям нужно предлагать нечто другое. Скорее всего, помочь разрешить данную головоломку может двуединство уверенности в завтрашнем дне и изменение ценностных ориентаций общества.

О чем речь?

Несмотря на беспрецедентность предлагаемых властью мер, запланированных сумм на то, чтобы хорошо воспитать и поставить на ноги ребенка, все равно не хватит. Ответственные родители прекрасно отдают себе в этом отчет, рассчитывая на собственные силы. И на этом этапе возникают определенные нюансы.

Дело тут не только в общей социально-экономической ситуации. Есть масса частностей, которые могут повлиять на то, решаться семье на рождение второго и третьего ребенка, или нет.

Например, если смотреть на вещи здраво, то совмещать работу на полный день с полноценным воспитанием двух-трех детей, очень тяжело, даже если все они ходят в сады и школы.

Кто будет их забирать домой (особенно из школ, где занятия заканчиваются в 13 – 14 часов) и кормить обедом? Кто будет возить их на кружки и секции? Кто будет сидеть с ними, когда они болеют?

Ведь все мы прекрасно знаем, что оплачиваемый больничный для матери часто бывает просто красивой сказкой. На практике же сотрудниц, которые остаются дома с больными детьми, начальники и работающие за них коллеги регулярно подвергают дикой травле.

Поэтому для женщин, у которых есть дети в возрасте до 10 – 12 лет, и которые посвятили годы жизни их воспитанию, необходимо урегулировать вопросы пенсионных и других обязательных платежей. А еще лучше – целенаправленно создавать рабочие места, позволяющие трудиться удаленно или не полный рабочий день на официальной основе. А службы занятости стоит сориентировать на подготовку специалистов по востребованным на фриланс-биржах специальностям для «удаленной» работы.

Неплохо также было бы вспомнить и об отцах, которые зачастую являются единственными кормильцами семей с несколькими малышами. Ведь даже будучи ситуативно хорошо беспеченными, они боятся задумываться о еще одном – двух детях из-за риска увольнения либо провала предпринимательских проектов.

Частично решить эту проблему можно было бы при помощи льготного страхования и особых программ, предполагающих выплаты повышенных пособий по безработице потерявшим работу отцам двух и более детей. Мошенников при этом можно отсечь при помощи требований к срокам предварительной работы по найму или существования предприятия.

Конечно, подобные программы потребуют вложений, но они будут явно уступать по объему даже средствам, выделяемым на маткапитал.

Многие Интернет-комментаторы обеспокоены тем, что некоторые горе-родители начнут обзаводиться детьми только для того, чтобы получать пособия и маткапиталы. Такой риск действительно есть – сеть пестрит новостями об аферистах, сдававших в приюты усыновленных детей после выплаты по ипотеке, или отказывающихся от собственных малышей по завершению получения пособий.

Что можно сказать в связи с этим? Пусть это прозвучит трижды неполиткорректно, но государству было бы неплохо создавать специальные комиссии, которые бы могли заморозить средства, например, до момента совершеннолетия детей, в тех случаях, когда семьи относятся к категории «неблагополучных» – злоупотребляющих алкоголем, принимающих наркотики или имеющих неоднократные судимости.

Кроме того, «живые» деньги стоит заменить специальными чеками, которыми можно рассчитываться только у сертифицированных продавцов за фиксированные наборы товаров. Например, чтобы семьи могли приобретать за маткапитал не только жилье, но и предметы гигиены, детское питание, лекарства – но только в надежных торговых сетях и аптеках.

Вопросы вызывает и тот факт, что сегодня многие меры поддержки распространяются исключительно на малообеспеченных граждан. Понятно, что сверхбогатые граждане способны всегда позаботиться о своих детях сами. Однако из ряда госпроектов выпал средний класс.

Высококвалифицированные специалисты и предприниматели с доходом от 80 до 200 тыс. рублей в месяц сегодня не проходят по значительной части программ. Однако даже такой доход сложно считать избыточным, если в семье, воспитывается хотя бы двое – трое детей.

Занятия спортом, кружки, дополнительные занятия обходятся недешево. Причем, именно представители условного среднего касса (от квалифицированных технических специалистов и предпринимателей до офицеров) зачастую наиболее ответственно подходят к вопросу образования и воспитания детей.

Они с большой долей вероятности будут стараться обеспечить им обучение в лучших образовательных заведениях и максимум внеклассной деятельности. Поэтому в интересах самого государства – максимально поощрять рождаемость в данной социальной группе.

Впрочем, никакая уверенность в завтрашнем дне не заменит человеку ценностей и приоритетов. Низкая рождаемость является сегодня огромной проблемой в абсолютном большинстве высокоразвитых стран. Например, Европа идет сегодня на непопулярные меры, вроде массового завоза мигрантов, в том числе из-за катастрофически низкого уровня рождаемости.

Жесткий примат индивидуализма и гедонизма, навязываемый десятилетиями, приводит к тому, что у людей появляются не совсем адекватные жизненные ценности, а воспитывать детей становится «не модно».

Всевозможные «чайлдфри» и фанаты сетевых движений вроде «борцов с яжематерями» не будут рожать детей не потому, что им это накладно финансово, а потому что у них в сознании происходят определенные деструктивные изменения. Дети внушают им отвращение, а материнство – ненависть.

Впрочем, серьезные проблемы приносят и более безобидные на первый взгляд, чем «чайлдфри», социальные явления. Например, агрессивный феминизм, пропаганда гипертрофированного образа «сильной и независимой женщины» и ориентация на получение от жизни только удовольствий.

Даме, ориентированной, например, на каждодневные тусовки по клубам и на регулярную смену «бойфрендов» наличие большой семьи будет, мягко говоря, мешать. А ведь именно такой образ, что греха таить, навязывается сегодня молодым девушкам развлекательными телеканалами, кинематографом и глянцевыми журналами. И пока это будет продолжаться, ни о каком спасении из демографической ловушки можно даже не мечтать…

Пособия и дотации действительно являются прекрасным инструментом улучшения демографической ситуации. Однако в отрыве от комплексной государственной политики в этой сфере они помогут лишь отчасти. Будут ли сделаны дальнейшие шаги – покажет время.

Источник: km

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *