США исключили Китай из списка валютных манипуляторов, потребовав в ответ, по сути, укрепления юаня. В прошлый раз, когда Вашингтон искусственно ослабил доллар за счет других стран, это привело к тяжелым последствиям для другой азиатской страны. Повторит ли Китай судьбу Японии с ее «потерянными десятилетиями» или сумеет выйти победителем из этой сделки? Для России она тоже может быть опасной.

Минфин США исключил Китай из списка валютных манипуляторов в преддверии подписания первой фазы торгового соглашения, запланированного на 15 января. Китай обязуется воздерживаться от конкурентной девальвации юаня, не использовать свой обменный курс для получения торгового преимущества, обеспечить прозрачность и подотчетность своей валюты.

Этот один из шести известных пунктов ожидаемого мирного соглашения между США и Китаем, который уже сработал. Первая фаза сделки будет подписана 15 января. Вице-премьер Госсовета Китая Лю Хэ уже прибыл для этого в Вашингтон. Полная торговая сделка между США и Китаем может включать в себя две, а то и три фазы, говорил ранее президент США Дональд Трамп.

Полностью 86-страничный документ соглашения будет обнародован только после подписания, но стали известны некоторые подробности по торговой части. Пекин возьмет на себя обязательства в течение двух лет купить американских товаров на 200 млрд долларов. Как пишет South China Morning Post со ссылкой на источники, согласно договору, Пекин должен закупить американских промышленных товаров на 75 млрд долларов, энергоносителей – на 50 млрд долларов, сельскохозяйственной продукции – на 40 млрд долларов, еще 35–40 млрд долларов должен будет потратить на услуги.

Это второй (после пункта о валютном регулировании) из шести пунктов соглашения, который был опубликован торговым представительством США в декабре в усеченном варианте. Еще два пункта касаются защиты интеллектуальной собственности Китаем, а также прекращения давления КНР на иностранные компании с целью передачи их технологий китайским фирмам в обмен на доступ к китайскому рынку. В Вашингтоне не раз обвиняли Пекин в краже американских технологий и присвоении интеллектуальной собственности. Пятый пункт соглашения должен облегчить американским компаниям доступ к рынку финансовых услуг КНР (банковские услуги, страхование, ценные бумаги и кредитные рейтинги). Шестой пункт создает механизм для оперативного решения споров между двумя странами.


Видно, что для Китая формируются весьма значительные обязательства. Не окажутся ли они чересчур обременительными для КНР? Ожидается, что Пекин идет на это в обмен на снижение или частичную отмену действующих пошлин на китайские товары, что должно поддержать китайский экспорт. Но одновременно от Китая требуется удерживать более высокий курс юаня как часть сделки с США. А курс китайской валюты напрямую влияет на экспорт страны: дорогой юань вредит его росту. Возникает серьезный вопрос – насколько далеко должен зайти Китай в укреплении юаня к доллару, чтобы «понравиться» Вашингтону? И не станет ли эта сделка с США в итоге экономическим суицидом для Китая, как в свое время произошло с Японией?

«В 1980-х на месте КНР была Япония. Договоренность крупнейших центробанков мира того времени, так называемый Plaza Accord, породил мощный и длительный тренд на ослабление американской валюты ко всем основным конкурентам. Однако для Страны восходящего солнца это было сравнимо с экономическим самоубийством.

Резкое усиление валюты превратило тогда Японию в зомби-экономику и перевернуло с ног на голову реакцию валютного рынка на кризис», – проводит параллели ведущий аналитик FxPro Александр Купцикевич.

Напомним, что в начале 1980-х годов в США началась серьезная рецессия, с которой пытался бороться Рональд Рейган. До этого ФРС США в борьбе со стагфляцией сильно повысила процентные ставки, что укрепило доллар и навредило экспорту американских товаров, особенно автомобильной промышленности, экспортерам зерна и высокотехнологичной промышленности (включая IBM). Американские производители были на грани и требовали принятия мер.

Чтобы помочь американской экономике, Рейган обесценил доллар путем подписания соглашения с Францией, Западной Германией, Японией и Соединенным Королевством 22 сентября 1985 года в отеле Plaza в Нью-Йорке. Центральные банки этих стран потратили 10 млрд долларов. За два года курс доллара упал на 50% по отношению к японской иене и немецкой марке. Американский экспорт стал более дешевым, и его объемы стали расти. США таким образом смогли сократить дефицит торгового баланса с западноевропейскими странами. Не сработало это только с Японией.

Прошлая история очень сильно напоминает современные реалии. Трамп тоже хочет снизить торговый дефицит путем ослабления доллара и поднятия местного производства. Только на этот раз Вашингтон начал с Китая, хотя его щупальца наверняка распространятся и на Западную Европу, это лишь вопрос времени.

Судьба Японии в той истории оказалась незавидной. Последствия укрепления иены для экспортно ориентированной японской экономики были фатальными. В конце 1989 года после резкого поднятия ставок финансовый пузырь на фондовом рынке лопнул, начался долговой и банковский кризис. Все это привело к затяжной дефляции и остановке экономического роста в Японии. Теперь мы это называем «потерянным десятилетием», а некоторые говорят о «потерянных десятилетиях» Японии.

Впрочем, у Китая сегодня больше возможностей для того, чтобы не допустить повторения японской ошибки.

«В то время Япония была намного более политически зависимой от США, нежели сейчас Китай. Это помогает рынкам КНР расти вместе с юанем, а не падать в ответ на его рост.

Более того, позитивный фон, включая рост взаимной торговли двух крупнейших экономик и усиление курса китайской валюты, помогает мировым рынкам поддерживать спрос на риски, ожидая дальнейшей деэскалации торговых споров», – говорит Александр Купцикевич.

Нельзя не признать, что в целом наличие мирного соглашения США с Китаем – это уже хорошая новость для мировой экономики. «Опасность торговых войн даже не в том, что снижается товарооборот. В конце концов, мировая экономика позволяет торговать какими-то товарами и с посредничеством других стран. Опасность скорее в неопределенности, которая возникает после каждого нового твита. Инвестиции легко нарушить непредсказуемостью условий», – говорит заместитель директора группы суверенных рейтингов и прогнозирования АКРА Дмитрий Куликов.

От мирного соглашения, если оно принесет ускорение роста Китая, в итоге могут выиграть все, в том числе и российская экономика в целом. Хотя появляются локальные риски сокращения поставок из России сельхозпродукции и энергоресурсов в Китай из-за их возросших обязательств перед США. В китайской таможне уверяют, что наращивание импорта из США по итогам первой фазы торгового соглашения не повлияет на объем торговли с другими странами. Но на практике может быть иначе.

Китай должен будет потратить на американскую сельхозпродукцию почти в два раза больше (40 млрд долларов), чем в 2017 году (24 млрд долларов). Точные наименования товаров пока не известны, но речь может идти об увеличении импорта пшеницы, риса, кукурузы и сои.

«РФ поставляет соевые бобы, зерно и масличные культуры на 350 млн долларов в год, что по сравнению с американскими поставками (40 млрд долларов) крайне мало. Вероятно, что эти объемы экспорта из России сохранятся», – говорит главный стратег «Универ Капитал» Дмитрий Александров. Однако Россия рассчитывала на увеличение экспорта сельхозпродукции. Не закроется ли окно для роста после этой сделки с США – вопрос открытый.

Опасения вызывает навязывание Китаю закупки американских энергоресурсов. «Это опасно, поскольку в очередной раз доказывает, что Штаты пытаются сформировать рынки сбыта своей энергии. Они последовательно стремятся убирать конкурентов-производителей, отсюда прессинг Ирана и России, используют доступные им методы, чтобы заставить и Европу, и Китай покупать американские энергоресурсы», – говорит Купцикевич.

Для запущенного в этом году российского газопровода «Сила Сибири», по которому в Китай будет ежегодно приходить 38 млрд кубометров трубопроводного газа, негативных последствий вряд ли стоит ожидать. Этот проект уже реализован.

«Большие опасения вызывают планы КНР по будущим закупкам СПГ из США с 2023 года на сумму 18 млрд долларов и строительство дополнительных терминалов на 3 млрд долларов. Эта перспектива может негативно сказаться на планах строительства трубопроводов «Сила Сибири – 2» и «Сила Сибири – 3». Пока Китай отказывается подписывать эти контракты, так как не согласен с ценообразованием. После подписания первой фазы торгового соглашения КНР получит сильный аргумент для потенциального снижения цен на трубопроводный газ из России», – отмечает Александров.

«Анонсированное соглашение выглядит одновременно многообещающим и сложно реализуемым. Из шести основных пунктов по двум Китай прогрессировал бы и так, по двум продвинуться просто институционально, скорее всего, не сможет, а еще два фактически невозможно отследить», – считает Куликов.

Например, увеличение годового импорта из США на 200 млрд долларов по сравнению с 2017 годом, по его мнению, выглядит немного фантастично. Возможный отказ Китая от преференций компаниям, локализующим технологии производства, тоже выглядит странно в рамках длительной истории промышленной политики Китая и стратегии Made in China 2025. «Я думаю, что до середины 2021 года Китай и США все еще будут торговать по повышенным ставкам тарифов, наложенным примерно на 40–50% взаимного оборота. А в 2021 году, когда наступит ясность с новым президентом в США, Китай сможет аргументировать необходимость дальнейшего снижения ставок тем фактом, что по четырем из шести пунктов соглашения продвижение есть», – заключает собеседник.


Источник: vz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *