В императорской, исторической России отмечался День памяти русского воинства. Он был посвящён всем погибшим за Отечество солдатам Империи, в том числе и сложившим головы за её интересы во внешних войнах. А сегодня такого светло-печального дня нет.

У каждой державы есть интересы. У великих держав и интересы глобальные. Не в силу хотелок, а в силу вынужденной необходимости: большому кораблю — большое плавание.

Поскольку интересы разных держав совпадают редко, то в дело часто вступает принцип силы. Взять в пример хоть некогда великую Британию, хоть нынешнюю теряющую своё величие Америку. Относительно первой историки точно знают: за свою историю Британия не нападала на нашей планете только на Монголию. И, кажется, на пару островов в Тихом океане. Вторая же не провела с начала ХХ века ни года без войны где-нибудь. И сегодня воюет сразу в трёх местах, не считая тех, кому угрожает войсками и оружием.


На этом фоне Россия кажется дремлющим в берлоге медведем, которого надо долго и упорно тыкать дрыном, чтобы он перестал лениво отмахиваться и всё-таки поднялся со своего ложа. Да, там уж держись, охотничек: ни один ещё из русских лап не ободранным не ушёл. Однако за пределы своей “берлоги” Россия выходит редко и всегда ответно. Или совсем уж по делу.

 

Когда Россия выходила по делу 

Последняя (будем на это надеяться) большая война для России закончилась 75 лет назад — 9 мая 1945 года. Справедливости ради, надо вспомнить и про 2 сентября того же года, когда была зафиксирована капитуляция Японии и завершена Вторая мировая война.

В исторической России 11 сентября отмечался День памяти русского воинства. В этот светлой печали день почитали всех погибших на воинской службе, отдавая им долг памяти и уважения. Ныне такого праздника нет.

Но с военной точки зрения война с Японией никак не тянула на большую: миллионную японскую армию Советская армия распотрошила за неделю, а ликвидировала — за две.

Но вот затем недалёким западным варварам не хватило ума проводить медведя взглядом в его берлогу, пусть и расширенную за счёт Восточной Европы. Законное желание, кстати, — отгородиться наконец от надоедливых западных “охотников” неким предпольем, чтобы те не могли уже подобраться к берлоге незамеченными. Но тем же дивно миролюбивым англосаксам это показалось наглостью, и они не нашли ничего лучше, как объявить России холодную войну.

Ну а на войне как на войне. Медведь в берлогу не ушёл, а стал отвечать англосаксам по завету великого персидского поэта Саади: “Разговаривай с людьми в соответствии с их разумом”. И потому Россия в облике СССР вынуждена была держать оборону на дальних подступах, ради чего и вмешивалась в различные войны и конфликты, не давая американскому удаву зажать в свои кольца весь мир. И начиная с масштабной помощи Китаю в освободительной войне 1946-1949 годов, заканчивая боевыми действиями в Афганистане в 1979-1989 годах страна приняла участие в 15 зарубежных конфликтах.

А значит, в них принимали участие её граждане.

 

Интернационалисты? Нет, защитники Родины! 

В исторической России 11 сентября отмечался День памяти русского воинства. В этот светлой печали день почитали всех погибших на воинской службе, отдавая им долг памяти и уважения. Ныне такого праздника нет. Лишь нечто отдалённо похожее отмечается 15 февраля, когда в календарях значится День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества.

Но сходство именно что отдалённое. И недаром в народе 15 февраля назвали “днём воина-интернационалиста”. Что почётно для тех, кто отдавал долг Отечеству в конфликтах за его пределами, но неверно по сути. Потому что интернационализм — фикция, вышедшая из преступной химеры “мировой революции”. Когда у пролетария якобы нет Отечества, пролетариат всех стран должен соединиться, а для того не жалко и Россию бросить вязанкой дров в костёр всемирного восстания. И несмотря на формальный отказ от этой троцкистской преступной химеры, интернационализм в СССР идеологически господствовал широко.

И долго. И как следствие — это тоже над признать, — любой африканский диктатор мог вытягивать из Кремля гигантские деньги, всего лишь помахивая перед носом коммунистических кремлежителей морковкой “социалистической ориентации”.

Кстати, подобным конфликтом была и несчастная война в Афганистане. Кое-кто из политических аналитиков не исключает сегодня, что вмешательство Москвы в дела этой страны само по себе стало результатом умнейшей и хитрейшей комбинации западных спецслужб. А что, есть резоны! Как так получилось, что дружественная страна, где СССР и без того чувствовал себя почти как дома, страна, находящая в средневековье, не имеющая ни стратегического интереса, ни выхода к океану, ни важных ресурсов, — в общем, страна, ничем не интересная, — вдруг срывается в “социалистическую” революцию? Причём “революционеры” первым делом обращаются к террору, начинают резать и друг друга, а Москва, всё это видя и понимая, идёт у них на поводу, словно бычок на заклание. И завершает всё дело прямым военным вмешательством, о котором и помыслить не могла ещё за полтора года до того!

Нельзя исключать, что вмешательство Москвы в дела этой страны само по себе стало результатом умнейшей и хитрейшей комбинации западных спецслужб.

 

А ведь это тоже — та самая “морковка” интернационализма. А с политико-исторической точки зрения — отрыжка троцкизма, щербатый оскал мировой революции, в топку которой некогда должна была ухнуть Россия.

Но были и конфликты, которые, не останови их на месте, могли очень жестоко затронуть и саму нашу страну. И вот там помощь местным союзникам была необходима, в том числе и военными специалистами. И когда наши лётчики гибли в Корее, зенитчики — во Вьетнаме, военные советники — на Ближнем Востоке, они там гибли не за политические химеры, а за Родину. Чтобы остановить врага на дальних её подступах.

От чего они её защитили, мы видим сегодня. Когда после сдачи всех национальных интересов либерал-предателями, оказавшимися во власти в 1990-х годах, враг оказался реально у ворот.


Павшие герои 

“Люди должны уметь умирать, чтобы человечество могло жить”, — сказал как-то кубинский лидер Фидель Кастро. Правда, сам он, в отличие от своего соратника Че Гевары, этому лозунгу не последовал и умер в довольно-таки больших годах — в 90. Но это, естественно, не в упрёк ему: просто Че погиб как раз “за человечество”, неся ему всё тот же интернационалистский огонь всеобщей революции, а Фидель жил для своей родины Кубы. Так что есть смысл подправить его фразу: не человечество, а Родина. Чтобы Родина могла жить.

За неё и легли после 1945 года 17 453 военных, а также гражданских специалистов.

Основная доля пришлась на Афганистан — 15 051 человек. Второй по числу погибших идёт совершенно забытая освободительная, она же гражданская, война в Китае 1946-1949 годов. Здесь погибло 936 советских военнослужащих, помогавших армии Мао Цзэдуна. Даже на Корейской войне, где наши напрямую схлестнулись с американцами в воздухе, погибло 315 наших.

Но и американцы дальше не прошли. А то каково это было бы — американские ракеты в чуть больше чем сотне километров от Владивостока?

На долю постсоветской России пришлось пять конфликтов. Все — на её собственных временно утерянных территориях: в Нагорном Карабахе, в Южной Осетии, Приднестровье, Абхазии, в Таджикистане. И те 496 русских военных, что легли в них, тоже погибли за Родину. Вот только подступы к ней, как видим, перестали быть дальними…

Но сегодня, как мы тоже видим, Россия вновь обретает себя в качестве не просто великой державы — таковой она не переставала быть и в самые тусклые времена 1990-х, — а великой державы, понимающей и защищающей свои интересы. В том числе и вооружённой рукой. В том числе и вновь на дальних подступах. Как в Сирии, где она свернула голову самому мощному в истории исчадию мирового терроризма — “Исламскому государству” (организация, запрещённая в России). И благодаря этому терроризм не пришёл к нам в дом.

За это, то есть за нас и Родину, в Сирии погибло, по данным Царьграда, 120 граждан России. Из них 7 лётчиков, 17 военных советников, 6 бойцов сил специальных операций и спецназа, 17 солдат и морских пехотинцев, а также военные медики, офицеры Центра примирения враждующих сторон в Сирии, другие военные специалисты. В том числе и 39 военнослужащих, погибших при крушении самолёта Ан-26, и 15 офицеров, погибших в сбитом сирийцами из-за подставы израильтян самолёте Ил-20. А также четверо офицеров спецназа ФСБ, погибших недавно, в этом году.

Нет, общего в этих смертях мало. Кто-то погиб от осколка при обстреле, кто-то подорвался на мине, кто-то из-за неисправности техники выкатился за пределы полосы и сгорел в самолёте. Кто-то — в воздушной аварии, не вызванной боевым воздействием.

Но никто не погиб стыдно. И многие погибли героически.

Офицер спецназа Александр Прохоренко около Пальмиры 17 марта 2016 года попал в окружение боевиков, будучи корректировщиком артиллерийского огня. Погиб, вызывая огонь на себя.

Сержант десантно-штурмовой роты 336-й отдельной гвардейской Белостокской бригады морской пехоты Андрей Тимошенков 15 июня 2016 года один остаётся на позиции, с которой сбежали солдаты сирийской правительственной армии, и до последнего стреляет в начинённый по меньшей мере 100 килограммами взрывчатки броневик. Тот несётся к пункту раздачи гуманитарной помощи. Нервы смертника не выдержали, и он подорвался раньше положенного, из-за чего оказались спасены десятки жизней гражданских. Но сам герой погиб.

Майор Сергей Бодров, военный советник, погиб, до последнего защищая позиции в гарнизоне при нападении боевиков в апреле 2017 года.

Генерал-лейтенант Валерий Асапов гибнет 24 сентября 2017 года под миномётным обстрелом, находясь на переднем крае в ходе освобождения города Дейр-эз-Зор.

Сбитый 3 февраля 2018 года под Идлибом пилот штурмовика Су-25 Роман Филипов до последнего отстреливается от окруживших его террористов. А когда патроны заканчиваются, со словами “Это вам за пацанов” подрывает себя вместе с врагами последней гранатой.

И ещё. Никто не погиб зря…


Источник: tsargrad

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *