Известная журналистика Бари Вайс ушла из «Нью-Йорк Таймз» в результате травли по политическим мотивам.

Колумнист и редактор отдела мнений Бари Вайс работала в одном из самых популярных изданий США – «Нью-Йорк Таймз» – около трёх лет. Она была принята на работу в 2017 году, после неожиданной для неолибералов победы на американских выборах Дональда Трампа.

Судя по всему, по замыслу администрации издания, она должна была помочь услышать обычно молчаливую и незаметную часть американского общества, сказавшую свое веское слова на выборах 2016 года. Неолиберальные снобы, искренне презирающие «среднего избирателя Трампа», на эту роль по понятным причинам не годились. Вряд ли бы у нью-йоркского саркастичного хипстера получился бы диалог с прокладывающим трубы по пустыням рабочим, дальнобойщиком, фермером или «зеленым беретом».

Нужно заметить, что Вайс не была консерватором. Она позиционировала себя как «центриста», человека умеренных взглядов, способного понять позицию любого человека. Но это ей в конечном итоге не помогло. Хотя некоторое время все же оправдывало себя. В отличие от коллег, старавшихся предоставлять площадку только представителям либерального лагеря, Вайс старалась дать возможность высказаться всем.

Тем не менее, Вайс терпели со скрипом, пока она не опубликовала текст от сенатора Тома Коттона, республиканца из Арканзаса. Политик подверг критике участников «бунтов имени Джорджа Флойда» и призвал власти страны использовать войска с целью наведения порядка. После этого в редакции развернулась «гражданская война», и Вайс была подвергнута жестокой публичной травле.

По словам самой журналистки, за предоставление площадки для высказывания республиканцу ее начали называть нацистской и расисткой. Ее открыто призывали уволить и выставляли рядом с ее именем в чатах смайлики с топорами.

Причем, травля была направлена не только на саму Вайс, но и на нейтрально настроенных сотрудников газеты, поддерживавших дружественных отношения с редактором отдела мнений.

Даже формальные рассуждения о политкорректности и свободе мнения были забыты.

«Моя работа и моя личность все время подвергаются открытому унижению на каналах для общения сотрудников нашей компании, где общаются друг с другом редактора важных отделов», — цитируют ИноСМИ заявление Вайс.

По ее словам, издевательства и унижения происходили в ньюсруме – большом зале, в котором сидит большинство сотрудников редакции. Но руководство закрывало на все это глаза.

Фото с сайта hollywood-elsewhere

 

В своем публичном заявлении по поводу увольнения Вайс подчеркивает, что новым «главным редактором» «Нью-Йорк Таймз» стал Твиттер. Именно на его достаточно узкую аудиторию ориентирована политика газеты.

«В прессе, а, возможно, в этой газете особенно, воцарился новый консенсус: истина не процесс коллективного познания, а аксиома, известная немногим просветленным, чья работа — донести ее до остальных… Темы выбираются и подаются таким образом, чтобы удовлетворить наиболее узкую аудиторию — вместо того чтобы позволить любопытной публике сделать собственные выводы. Меня всегда учили, что журналисты пишут черновик истории. Теперь же сама история превратилась в нечто эфемерное, что можно подогнать под определенную идеологию или трактовку событий», — с грустью констатирует Вайс.

По ее словам, редакция не хотела писать что-либо смелое или провокационное. Вместо этого большинство ее сотрудников переливали из пустого в порожнее, рассуждая о том, какую страшную угрозу миру несет Дональд Трамп.

«Коллективному разуму» редакции не удалось «переформатировать» Бари Вайс, но зато удалось ее «уйти». И никого из «поборников прав и свобод» это нисколько не смутило. Ведь права могут быть только у тех, кто верит в незыблемость идеалов либерализма и превосходство меньшинств, правда? Вот только чем тогда либерализм отличается от фашизма? Да ничем!

Западные СМИ, кстати, очень возмущаются, когда в России критикуют местных либералов. Это всегда пытаются представить «преследованиями за инакомыслие». Зато когда в крупнейшем либеральном издании США свои же коллеги публично унижают и оскорбляют редактора, причем даже не за личную точку зрения, а за банальное предоставление площадки для высказываний людям из различных политических лагерей, – это, по мнению просвещенных либералов, норма.

А теперь представьте, какой дикий вой на весь мир поднялся бы, если аналогичным образом поступили бы в каком-то консервативном СМИ с редактором-либералом…

Пусть это звучит парадоксально, но современный неолиберализм практически неотличим от нацизма. Любой, кто смеет иметь свое собственное мнение, – потенциальный изгой и человек даже не второго, а десятого сорта. И ему еще повезет, если он живет в США – там его, скорее всего, просто затравят и представят маргиналом. Если же он будет жить в Сербии или Ираке, велика вероятность того, что гуманные и неполживые американцы его банально убьют. Вместе с тысячами земляков, друзей, родных, единомышленников.

Закрывая на все это глаза, мы поощряем новых гитлероподобных монстров. Самое лучшее лекарство против становления неолиберального рейха – это говорить правду на каждом углу. Ведь ее «новые гитлерята» боятся больше всего на свете…

Источник: km

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *