В чём тайна возникновения и существования элит? Есть ли у власти причины, недоступные пониманию большинства? Последние новости сегодня. Свежие новости. 

Власть – это самый большой соблазн, веками висящий перед человечеством. Власть – это очень просто, как думают профаны. Власть – это тайна, как считают посвящённые. Действительно, власть это и то, и другое. Как цирковой фокус – на вид всё легко, а попробуй, повтори! Почему же меньшинство, организованное и сплочённое, почти всегда побеждает аморфное большинство?

Прежде всего, основа победы меньшинства над большинством – это превосходство в интеллектуальном ресурсе. Все прочие ресурсы у меньшинства возникают уже вследствие этого первого превосходства. Меньшинство знает о большинстве то, что большинство само о себе не знает. И это знание – сила меньшинства.

Очень забавляют возникшие в интернете стоны некоторых патриотов, которые от безысходности заметались в связи с пенсионной реформой между неприятием баррикад и неприятием партии власти. Баррикады  – это ловушка для простаков в целях делегитимации партии власти и разрушения государства, выборы – ловушка для простаков для легитимации партии власти и укрепления государства. И там, и тут – манипуляция, без которой не бывает управления даже мамой ребёнком, не говоря уже о госуправлении.

В извечном вопросе русской интеллигенции “Что делать?”, чтобы “Жить не по лжи”, появляются разные безумные идеи – сплотиться и пойти на выборы, где партия власти всё равно победит, но сплочённое протестное голосование уменьшит её процент и поставит в конкурентное положение с оппозицией. Сама мысль о том, что тезис “Жить не по лжи” уже сам по себе является большой ложью, находится вне понимания большинства. И потому они  попадаются на манипуляцию.

Это та самая ловушка консолидированного голосования, в которую попадает непонимающее большинство.  Именно поэтому оно руководимо и всегда будет руководимо – оно не понимает причины власти меньшинства. Меньшинство знает, что никогда большинство не способно к консолидированному действию. Иначе он давно было бы правящей группой.

Ключевое понятие тут – ложь. Люди не любят лжи. Но феномен лжи в том, что без неё не смогло бы существовать ни одно человеческое общество. В течение дня человек лжёт в среднем один раз в три с половиной минуты. Сюда относятся и правила этикета, и отношения в коллективе и в семье, где вы приучены скрывать раздражение и имитировать заинтересованное позитивное общение. Очень много где человеку приходится лгать.

А теперь представьте себе, во что превратилось бы наше общество без лжи. Где вам с утра каждый рубит о вас правду-матку, и вы им отвечаете тем же. Где нет разведки, нет личной, государственной и политической тайны. Где врачи сразу говорят больным все их шансы на выздоровление. Где детям с пелёнок рассказывают, откуда они появились на свет. И как и когда они умрут. Вы себе можете представить такое общество?  Вы хотите в нём жить? Так что даже с ложью в обществе далеко не всё однозначно.

Власть – дело групповой борьбы. Власть – это приз в командной игре. А команда – это дисциплина и жёсткая  иерархия. Это подчинение центру. Чтобы ваши люди были во власти и играли на команду, требуется круговая порука. Каждый член группы обязан защищать других членов группы. Потому группа рвётся к власти, занимая ключевые места в системе. Попытка конкурентов напасть на одного из членов блокируется всей группой – связи в элите позволяют телефонным звонком разрушить замыслы конкурентов. Только об этих замыслах нужно узнать до того, как удар будет нанесён.

То есть для прихода к власти нужна группа, которая будет обладать чувством сплочённости и дисциплиной. Это позволяет проникать к таким источникам информации, владение которыми является точками входа в элитные группы, борющиеся за влияние. Любое влияние, любой административный ресурс – это обладание информацией, которой не обладают другие. Ваша ценность в системе – это ваша способность обладать такой информацией и благодаря этому приносить пользу тем, с кем вы вступаете в союзы. Нужно быть очень компетентным и профессиональным в каком-то круге вопросов, которые нужны для борьбы за власть.

Эта компетентность, прежде всего, включает в себя вашу способность войти в уже сложившуюся группу и быть ей полезным. Вы должны ей подчиняться и тогда вы станете звеном машины. Элита всегда сплочена, именно это делает её элитой.

Именно такой сплочённости никогда не может достигнуть большинство. Оно слишком разнородно социально и не обладает качествами единства и осознания необходимости активного дисциплинированного действия. На выборы никогда не пойдут все. А те, кто пойдут, никогда не проголосуют как надо. А те, кто проголосует как надо, неминуемо проголосуют за подставных лиц, которых в качестве оппозиции им предоставила партия власти. В России давно существует кризис партии власти и кризис оппозиции. И что? Это как-то мешает политической системе? Никак. Она вполне устойчива и работает.

Всё легитимно – закон таков, что неважно, сколько людей пришло на выборы. Хоть три человека. Если из них два проголосовало за партию власти, она и будет партией власти. Или кто-то думает, что в России Зюганов, Жириновский и Миронов – это что-то иное, чем играющие роль оппозиции ответвления правящей элиты? Нет, есть те, кто так думает, бабушки разные и необременённые пониманием простые мужики, но они попадают в ловушку оппозиции именно потому, что не обладают знанием. Это не элита именно потому, что они не понимают, во что играют. Они  всегда будут, потому не имеет значения, что кто-то не ходит на выборы. Кто-то ходит, и потому консолидированного голосования никогда не будет.

На самом деле это не так уж и плохо. Представьте себе, если бы накрученное взвинченными эмоциями население было способно каждый раз менять власть. Тот, кто взвинтит его эмоции сильнее всего, тот и приходил бы к власти. Власть менялась бы так часто, что перестала бы быть властью. Наступило бы безвластие. Но так как безвластия не бывает, то в борьбу за власть включились бы те силы, которые себя не показывают и влияют на приведение населения в состояние взвинченности и истерики. Чем сильнее эмоциональный накал, тем легче манипулирование.

Меньшинство потому обладает властью, что способно к знанию, дисциплине, координации и к договорённостям. Сейчас многие патриоты обиделись на Путина, что, дескать, он не защищает народ от олигархического капитализма. Это опять проявление незнания природы власти в России. Непонимания её механики.

В России власть лежит  на правящем классе, который представляет из себя совокупность групп. Эти группы понимают, что не годится, когда между ними идёт война. Им требуется судья в их спорах, арбитр. Не палач, не Хозяин, а именно арбитр. Этим арбитром в России является пост президента – кто бы его ни занимал. Не надо просить президента быть Отцом, Царём, Национальным Лидером и прочими громкими, но наивными титулами, которыми пользуются проходимцы, пытающиеся таким способом повлиять на поведение президента, взять его на “слабО”. Дескать, мы видим в вас отца, так и будьте нам отцом. Или мы видим в вас Царя, так и будьте нам царём. Мы объявляем вас Национальным лидером. Так сделайте нас привилегированной группой во власти.

Такие фокусы проходят у Фёдорова с группой его простаков, но когда простаки на что-то влияли? Их всегда использовали, как салфетку, а потом выбрасывали без сожаления. Что и сделал Фёдоров, в очередной раз, разменяв своё влияние на этих простаков на депутатский пост в партии власти. Сам Путин всегда тщательно дистанцировался от статуса Национального Лидера и никогда АП не прибегала к намёкам на этот льстивый, но сомнительный титул. Мы знаем, что Путина вполне устраивает название “менеджера”, руководителя. Управляющего. Временного и понимающего своё ответственное, но ограниченное рамками Конституции и элитного консенсуса настоящее положение.

Вы видели когда-нибудь, чтобы судья на хоккейном матче мог по своей воле или воле зрителей одну из пятёрок снять с игры? Вообще выгнать из хоккея? Поменять тренера играющей команде? Вообще распустить команду?  Разве так может делать арбитр?

Нет, арбитр лишь следит за выполнением правил игры. Он может лишь удалить с поля одного из игроков, но и то редко когда на всю игру. Только временно и только в рамках правил. Самое главное – не он эти правила писал и не ему их менять. Эти правила составлены всем хоккейным игровым сообществом, и именно потому оно обязано им подчиняться. И арбитр имеет власть не от себя, не своей личной силой, а от свода правил, которые он защищает. Их силой силён судья. И пока он их защищает – он арбитр. Выйдет за их пределы – он самозванец.

Путин над схваткой. Он не в игре, не сторона конфликта, он арбитр. Это его единственное легитимное положение. Таков в России пост президента – он балансирует силы, не даёт им схлестнуться в войне. Это сберегает государство. Все возможности президента в России – это те действия, на которые согласно сообщество, составляющее правящий класс. Это сообщество выдвигает президента, оно подчиняется ему и оно способно выйти из повиновения, когда посчитает действия президента угрозой своим целям.

Ни один Отец не может идти против требований Семьи. Ни один Царь не может идти против всей аристократии. Ни один Генсек не может идти против ЦК. Ни один президент не может идти против олигархии. Ни одна олигархия не устранима в принципе как общественный институт, потому что всегда те, кто влияет на экономику, влияет на политику.

Это может вызывать протест, может не нравится, но это факт. Возмущаться по этому поводу так же глупо, как возмущаться смертностью человеческой природы или восходом Солнца на Востоке. Другой модели управления сообществом человечество не изобрело. Тот, кто этим возмущён, показывает детское мышление и именно потому эти люди никогда не поймут тайну власти и не приблизятся к ней ни на шаг. И повлиять на неё не смогут.

Макиавелли однажды описал природу захвата и удержания власти. Он действовал как внешний исследователь. Глупцы этого не погоняли. Они обвинили Макиавелли в пропаганде безнравственности и цинизма в политике. Тогда как он просто описал законы власти. Он не давал им никаких оценок. Просто описал технологию. Но именно это больше всего и взбесило обывателей.

Это ошибка. Нельзя того, кто что-то описывает, обвинять в том, что он к этому призывает. Нельзя врача, описывающего симптомы болезни, обвинять в том, что он её пропагандирует. Это идиотизм. Иначе мы потребуем от онколога, описывающего симптоматику недуга, непременно включить в описание моральные оценки болезни и больным. Это будет чем угодно, но уже не медициной.

Власть можно описывать так же. Можно с налеганием на эмоции. Тогда это пропаганда. Но можно без эмоций, бесстрастно. Тогда это наука управления. Наука – это то, к чему подпускают после сдачи экзаменов. То есть это не для всех. Только для готовых. То есть для меньшинства. А меньшинство, как мы уже говорили – это как раз то сообщество, которое единственно способно завоёвывать и удерживать власть. И путь во власть только через обучение, на что не все способны.

Тут вместо обид нужно просто попытаться приучить себя к научной дисциплине. Это труднее, чем кричать на сообществах. Но никакого другого пути к пониманию происходящего нет. “Управление для Чайников” – не та книга, после которой можно давать советы президенту и понимать, как устроен мир. Когда вам кто-то говорит: “Власть – это просто” – знайте: перед вами или дурак, или жулик. Простого  в нашей жизни ничего не бывает, а уж простой власти не бывает тем более.


 

Источник: iarex

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *