Крупнейшее бюро кредитных историй почти на 50% принадлежит иностранцам, собирает неадекватно подробную информацию и считает наши данные рыночным товаром. Последние новости сегодня. Свежие новости.

С 2019 года все граждане России получат так называемые кредитные рейтинги, на основании которых банки будут решать, предоставлять ли им кредиты и на каких именно условиях. Сложная балльная шкала, учитывающая множество параметров, позволит составить «цифровой портрет» заемщика и минимизировать риски для банков. Собственно, кредитные истории используются и сейчас, но на их обработку уходит немало времени – сведения хранятся в необработанном виде, поэтому специалист кредитного отдела должен полностью прочесть всю историю, прежде чем сделать выводы. Чем больше кредитная история, тем больше времени уходит на ее обработку. Балльная система позволит сразу оценить заемщика. В случае использования, скажем, 10-балльной шкалы «9,5» – можно дать кредит по сниженной ставке, пусть станет постоянным клиентом, «8,0» – одобряем, «7,0» – читаем кредитную историю, «5,5%» – простите, система не одобрила кредит.


«Российская газета» предоставила слово Николаю Мясникову, исполняющему сейчас обязанности генерального директора Объединенного кредитного бюро (ОКБ). Мясников совсем недавно назначен на эту должность – 27 июня 2018 года. Впрочем, он далеко не новый человек в этом бизнесе – с июля 2010-го работает в Объединенном кредитном бюро Сбербанка, которое в 2011 году слилось с бюро «Экспириан-Интерфакс» и стало фактическим монополистом на рынке кредитных историй. Специалисты бюро с гордостью пишут:

В настоящий момент в базе данных Бюро хранится более 326 млн записей кредитных историй по 87 млн заемщиков, отрыв от ближайших конкурентов составляет более 25 млн записей. Доля информативных ответов в Бюро в настоящий момент превышает 97%.

«Открытые кредиты или займы имеют 55 миллионов человек – 73% экономически активного населения», – добавляет к этому РГ.

Но давайте сперва разберемся, а кто эти замечательные люди, готовые присваивать нам кредитные рейтинги, то есть, по сути, финансово карать и миловать «73% экономически активного населения» огромной страны?

Анатомия ОКБ

В Совете директоров ОКБ – четыре представителя Сбербанка, два – российской группы «Интерфакс» и два – международной аналитической компании Experian: строго пропорционально разделению акций между этими совладельцами ОКБ. Таким образом, доля государственного капитала в бюро невелика, и возможности контроля его деятельности тоже.

Особенно интересным акционером является Experian – американско-британская корпорация со сложной репутацией, специализирующаяся на кредитной аналитике, защите информации и прочих неосязаемых, но весьма прибыльных услугах. Утечки личных данных миллионов клиентов являются обычной практикой Experian.

«Крупнейшая в СНГ частная диверсифицированная информационная группа» «Интерфакс» отличается забавной организационной структурой: 99,85% уставного капитала АО «Интерфакс» внесено АО «Информационное агентство «Интерфакс» а это АО, в свою очередь, на 99% принадлежит АО «Интерфакс». Такая кольцевая система применяется чаще всего для сокрытия истинных бенефициаров бизнеса; основным реальным акционером «Интерфакса» считается его генеральный директор Михаил Комиссар, но подтверждающая это информация датирована аж 1998 годом – впоследствии «Интерфакс», к слову, владеющий базой данных юридических лиц СПАРК, отказывался раскрывать своих владельцев.

Итак, компании, контролирующие 50% ОКБ, где собираются данные на каждого из вас, не отличаются ни надежностью, ни прозрачностью. Но и Сбербанк выглядит каким угодно, только не белым и пушистым. 50%+1 акция ПАО «Сбербанк» принадлежат Центробанку – здесь уместно вспомнить, что глава Центробанка Эльвира Набиуллина не раз работала заместителем президента Сбербанка Германа Грефа. Несложно предположить, что и по сей день они работают в тесном контакте, и не случайно именно Сбербанк получил основные выгоды от затеянной Набиуллиной чистки банковской системы. В этом контексте возникает вопрос, действительно ли «Сбер» готов использовать свое привилегированное положение в ОКБ на пользу всем банкам страны и их клиентам.

Уставный капитал и имущество Центробанка являются государственной собственностью, в то же время сам он является автономным финансовым учреждением, формально независимым даже от правительства. Остальные 50% минус 1 акция Сбербанка распределены между многими тысячами юридических и физических лиц, явное большинство из которых – иностранные (45,64% общего капитала компании).

Финансовый тоталитаризм

Как видим, контролировать наши кредитные истории будет частная корпорация, более чем на 47% принадлежащая иностранцам (доля Experian плюс процент нерезидентов в акционерном капитале Сбербанка) и лишь на 25% – российскому государству (половина доли Сбербанка). И эта корпорация стремится получать информацию обо всех финансовых отношениях россиян – отнюдь не только касающихся банковских кредитов.

То есть перед нами – продажа личных данных граждан России представителям мирового капитала. Ведь важнейшим моментом интервью является признание Мясникова в том, что кредитный рейтинг будет рассчитываться отнюдь не только на основе одной лишь кредитной истории в прямом ее значении. Инициатором этого выступил Центробанк, которому, как мы помним, через Сбербанк принадлежит существенная доля в капитале ОКБ:

Банк России опубликовал консультативный доклад о стратегии развития рынка бюро кредитных историй, где говорится о необходимости легализации передачи в бюро кредитных историй информации из альтернативных «некредитных» источников данных.

Разумеется, обосновывается это исключительно интересами клиентов:

… Уровень одобрения клиентам без кредитного опыта увеличивается на 10 процентов, если в состав кредитной истории включаются данные из альтернативных источников, например, история платежей телекомам, поставщикам ЖКХ, страховая история человека.

История платежей телекомам – это прекрасно (вы никогда не забывали оплатить интернет до первого числа? привет вашей кредитной истории!), но полумера. Почему не пойти дальше – например, включать в кредитную историю список самых посещаемых клиентом сайтов? Читает, скажем, «Интерфакс» – умный, хороший человек, надо одобрить; спорит в соцсетях или на форумах – фу, опасный скандалист, нам такие не нужны.

И последняя реплика интервью расставляет точки над «ё»:

Государство в рамках концепции цифровой экономики заинтересовано в создании регулируемого, прозрачного и единого рынка данных, который даст возможность мониторить экономическую активность населения и бизнеса.

Рынок данных? Рынок – это, на секундочку, «совокупность процессов и процедур, обеспечивающих обмен между покупателями (потребителями) и продавцами (поставщиками) отдельных товаров и услуг». Господин Мясников даже не скрывает, что наша личная жизнь, наши финансовые успехи и проблемы, наши взаимоотношения со структурами ЖКХ и интернет-провайдерами должны быть предметом купли-продажи. В итоге все эти данные окажутся в руках крупнейших международных корпораций, которые на их основе смогут корректировать свою маркетинговую политику, продолжая тем самым добивать наш полумертвый малый бизнес.

Триумф безответственности

Еще один важный нюанс – оспаривание ошибок. Качество сбора и архивирования информации у нас не слишком высокое, при этом цена ошибки в кредитной истории весьма велика. Вы знаете, что кредитную историю граждан запрашивают их потенциальные работодатели? Что вас не взяли на работу, возможно, потому что четыре года назад вы сидели «на мели» и просрочили платеж на 80 дней? Мясников оправдывает такой подход:

Проблемы в личных финансах влияют на производительность труда и создают благодатную почву для махинаций.

Уважаемый и.о. директора подзабыл, вероятно, что причиной устройства на работу по найму чаще всего являются именно «проблемы в личных финансах».

Итак, вернемся к ошибкам. Глава ОКБ предлагает гражданам регулярно проверять свою кредитную историю. Это можно сделать один раз в год бесплатно, все остальные запросы – на коммерческой основе, причем Николай Мясников настоятельно рекомендует делать это чаще. Более того, ссылаясь на законодательство России («во избежание компрометации персональных данных, передаваемых в открытом виде по открытым каналам связи с публичных доменов»), ОКБ сообщает, что «услуги по получению кредитных отчетов в режиме онлайн предоставляются только на платной основе». Скажем, «Сбербанк Онлайн» просит за это 580 рублей. Для бесплатного получения истории необходимо лично приехать в московский офис ОКБ или прислать заверенный запрос телеграммой или письмом.

И вот, допустим, вы прошли этот квест, получили историю и обнаружили там массу ошибок. Обязанность искать доказательства своей правоты лежит целиком на вас – надо списаться с банками, которые выдали ошибочную информацию, получить от них заверенные документы, приехать в офис ОКБ, написать заявление… И ждать, когда на вашу проблему обратят внимание. При этом никакой ответственности за допущенные ошибки ни банк, ни ОКБ не несут! Точь-в-точь как с неверно выписанными автоматическими штрафами за нарушения ПДД. Все, что вам скажут, – «идите в суд».

Разумеется, при такой безнаказанности не исключено и сознательное вмешательство в кредитную историю граждан с какими-то корыстными целями. И, между прочим, проверить, устранена ли ошибка, вы сможете, только заплатив какие-то деньги – ведь это будет уже второе обращение за год. То есть ОКБ прямо финансово заинтересовано в том, чтобы граждане возможно чаще покупали собственную кредитную историю, а что, как не страх стать жертвой ошибки, может этому способствовать! Прокуратуре неплохо бы проверить эту ситуацию на предмет конфликта интересов.


А вообще доступ гражданина к собственной кредитной истории должен быть бесплатным и круглосуточным и без выходных дней. Ссылка на сохранность личных данных тут неуместна по двум причинам. Во-первых, в системе портала «Госуслуги» передаются вполне конфиденциальные данные, и особенных жалоб на это нет: все работает пусть не без сбоев, но все равно очень удобно для пользователей. А во-вторых… Как мы уже поняли по составу совладельцев ОКБ, говорить о какой-то приватности, раздавая наши данные частному бизнесу и иностранцам, вообще не приходится.

* * *

Сама идея кредита под проценты, то есть ростовщичества, прямо запрещена в Коране, но, к сожалению, не в Библии (хотя святитель Иоанн Златоуст говорил: «Ничего, ничего нет постыднее и жестокосерднее, как брать рост здесь на земле», а святитель Василий Великий уточнял, что грех даже брать в долг у ростовщика) – и этим воспользовалась западная цивилизация, построившая на кредитах глобальную экономическую систему. Сейчас ее не просто навязали России, но и пытаются сделать едва ли не национальной идеей.

Как результат – мы по уши в долгах. И единственный выход из этого – отказаться от культа потребления, жить по средствам, не стесняться честной бедности, которая, кстати, не такая уж и бедность. Мы как-то забываем, что собственная квартира в пятиэтажке, шесть соток, «Жигули» на ходу, официальная работа – это уровень жизни заметно выше среднемирового. К сожалению, многие считают такой комплект чем-то позорным и вместо того, чтобы постепенно повышать свою квалификацию и доходы, стремятся показаться тем, чем они не являются. Разумеется, в кредит.

Объятия банковских предложений учат нас откусывать куски, которые мы не можем прожевать. И вот уже полуиностранная ОКБ с ее кредитными историями становится социально значимым институтом, за которым нужно внимательно следить.

А ведь если мы просто перестанем брать кредиты и научимся жить по средствам, ОКБ и господин Мясников окажутся никому не нужны, а их рейтинги – никому не важны.


 

 

Источник

Новостной портал Новости 24. Последние новости сегодня в России и в мире

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *