Если все московские автомобили поедут из-за возможного закрытия метро, то они просто не поместятся на дорогах.

Истерия, развернувшаяся в связи с коронавирусом, творит на наших глазах новую реальность почище самых фантасмагорических произведений Франца Кафки и Даниила Хармса. Воцаряется тотальный абсурд. Фрик на фрике сидит и фриком погоняет.

Заголовки новостей без слез читать невозможно. Вот вам из последнего: «В Липецкой области запретили крестный ход против коронавируса из-за коронавируса». По-другому это можно назвать «вдарим медом по пчелам». Пятьдесят верующих на автомобилях собирались встретиться у источника святителя Николая и страстотерпца царя Николая II в Липецке и провести молебен, чтобы Державная икона Божией Матери «отвела от города беду». Однако местные эпидемиологи почувствовали себя более могущественными, чем Богоматерь…

В Москве не лучше. Власти привычно вводят всевозможные запреты и ограничения, но не ведут никакой разъяснительной работы с населением. Есть запрет на посещение мероприятий численностью более 5000 человек, но откуда взялась такая цифра – никто не знает. На спортивных матчах после запуска соответствующего количества человек на стадион остальных планируют отсекать.


Еще более удивительные меры предосторожности используют организаторы рок-концертов. Лидер группы Rammstein должен собрать 15 марта со своим персональным проектом Lindemann в «ВТБ-Арена» явно более пяти тысяч человек. И наши промоутеры не нашли ничего лучшего, чем разбить концерт на две части в 15.00 и 19.00. Тем, кто придет пораньше, обещано «повышение категории билета». Ну а что если все вдруг ринутся к трем, привлеченные возможностью увидеть кумира поближе и потом рассказать в соцсетях о «детском утреннике» с его участием? И откуда у устроителей возьмутся деньги на второй гонорар для Линдеманна, вынужденного играть два концерта вместо одного?

Берем пример с Роспотребнадзора, который лишними вопросами, как людям добираться на работу и с работы, не задается, отважно рекомендуя: «Воздержитесь от посещения общественных мест: торговых центров, спортивных и зрелищных мероприятий, транспорта в час пик. Используйте одноразовую медицинскую маску (респиратор) в общественных местах, меняя ее каждые 2-3 часа. Избегайте близких контактов и пребывания в одном помещении с людьми, имеющими видимые признаки ОРВИ (кашель, чихание, выделения из носа)».

Издеваться над этим бытовым абсурдом можно сколько угодно – но ровно до тех пор, пока чиновники не прибегнут к решительным мерам, вроде закрытия метро. Тогда уж нам всем точно будет не до смеха. Во всяком случае, такую возможность не исключил член комитета Совета Федерации по социальной политике, врач-онколог Владимир Круглый. «Мы понимаем, какое тут население, какой тут приток, какой транспортный узел. Наличие метро, огромного количества общественного транспорта несравнимо даже с большими городами, – заявил он НСН. – Конечно, обработка транспорта должна быть, и это необходимо жестко контролировать. Может быть, в какой-то момент понадобится вообще закрыть эти виды транспорта»,.

Правда, при этом сенатор выразил надежду, что до этого дело все же не дойдет, и призвал не поддаваться панике. «Даже то, что в Китае удалось взять под контроль инфекцию, новых случаев практически нет, говорит о том, что это контролируется, что это не так страшно и вполне поддается противоэпидемическим мерам. Эти страхи, панические настроения ни на чем не основаны», — уверен Владимир Круглый.

Председатель общественного совета Минтранса, директор Института экономики транспорта и транспортной политики ВШЭ Михаил Блинкин заявил, что закрыть общественный транспорт, а тем более метро — практически невозможно. «Опасность заразиться в метро примерно такая же, как в автобусе, трамвае, – заметил он в интервью «Свободной прессе». – И что, весь общественный транспорт закроем? В Москве примерно 78% ежедневного пикового пассажирского спроса удовлетворяется общественным транспортом — электрички, метро и т. д. Если все московские автомобили поедут, то они просто не поместятся на дорогах».

Независимый финансовый аналитик Ян Арт уверен, что закрытие транспорта приведет к парализации деловой жизни Москвы и экономическим потерям. «В России, где 20 заболевших, останавливать общественный транспорт — значит, нанеси удар по здоровым, – заявляет он. –Если не работает общественный транспорт, значит, явка на работу становится для людей не обязательной, невозможно же их заставить добираться на работу пешком или на такси».

Источник: km

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *