«Я готов был бы подписаться под каждым словом президента, но к нему возникает множество вопросов».

Странные дела творятся у нас. В сентябре прошлого года Путин дал интервью программе “Москва. Кремль. Путин” на телеканале “Россия-1” (ВГТРК). Но в эфир его тогда не выпустили.

И вот по прошествии восьми месяцев все официальные российские СМИ взахлеб сообщают о новых эпохальных откровениях национального лидера. Оказывается, в сентябре 2019 года он вдруг обнаружил, что не нефть и газ являются локомотивами развития страны, а “появились новые технологии, они уже меняют мир. Все эти направления – беспилотная техника, генетика, медицина, образование – все это и будет той базой, на которой будет развиваться страна”, – сказал Путин.

Как отметил президент, “без этого обеспечить будущее нашей цивилизации – Россия – это не просто страна, это действительно отдельная цивилизация – если мы хотим сохранить эту цивилизацию, то должны делать упор именно на высокие технологии и на будущее их развитие”.


 

Я готов был бы подписаться под каждым словом президента, но к нему возникает множество вопросов.

А почему на протяжении почти двадцати лет нахождения у власти лично президент Путин проводил курс на уничтожение этой самой базы высоких технологий?

Почему уничтожались десятки тысяч предприятий, в том числе высокотехнологичных?

Почему были уничтожены сотни отраслевых НИИ и не только отраслевых?

Почему под флагом реформ последовательно уничтожалась Российская академия наук и российская фундаментальная наука?

Почему выдающиеся российские ученые вынуждены уезжать на работу в зарубежные научные центры, поскольку в России они реализовать свой интеллектуальный потенциал на могут?

Стоп-кадр видео

 

Почему главным делом своей жизни президент Путин до сентября 2019 года видел превращение России в “энергетическую сверхдержаву”, которой не нужна современная наука и промышленность и вдруг очнулся? Ведь по его глубоко законспирированному мнению, за нефте- и газодоллары она всегда купит за рубежом все, что ей необходимо.

И при этом президент заявляет,что без фундаментальной науки и инженерных кадров у РФ не было бы высокотехнологичных видов оружия, которых нет ни у одной страны мира.

“Это факт, абсолютно уже очевидный – у нас бы никогда не было современных видов вооружения, высокотехнологичных видов, именно высокотехнологичных, которых пока, во всяком случае, нет ни у одной страны мира. Как мы это могли сделать, если бы не было ни фундаментальной науки, ни научных школ, ни инженерных кадров”. Президент отметил, что это было бы абсолютно невозможно, “но мы это сделали”.

Но как тогда понимать заявление президента Российской академии наук Александра Сергеева месячной давности о том, что Российская академия наук не в состоянии принимать участие в борьбе с коронавирусной эпидемией из-за последствий скандальной реформы 2013 года.

По словам ученого, после того, как организация лишилась контроля над сетью академических институтов, академики потеряли возможность заниматься научными разработками. “Многие задают вопрос: а что же Российская академия наук? Вы-то каким образом участвуете, как помогаете стране, помогаете миру? Конечно, надо сказать, мы особенно в это время ощущаем, что у РАН нет прямого организационного ресурса, чтобы заниматься этими работами, и, действительно, мы не можем, грубо говоря, поставить под ружье какие-то академические институты, которые бы сконцентрировались и начали бы работать по этой тематике”.

Ведь Сергеев описывает ситуацию с уничтожением российской фундаментальной науки в целом, а не только в связи с коронавирусом. Как же так?

Президент РАН заявляет о критическом состоянии российской фундаментальной науки, а президент РФ зявляет, что она “цветет и пахнет”. Кому верить?

Лично я верю президенту РАН и не верю президенту РФ. И не верю президенту РФ на основании широко известных фактов.

Как понимать слова президента Путина о том, что, в том числе медицина и генетика, будут базой, на которой будет развиваться страна? И при этом российская медицина и генетика все двадцать лет его правления всячески гнобились и уничтожались. А ситуация вокруг коронавируса это наглядно доказывает.

Кстати, уважаемый Владимир Владимирович, а почему за двадцать лет Вашего правления в России так и не был принят на вооружение ни один ударный беспилотник, хотя они имеются уже даже в украинской армии? Ведь по Вашим словам, беспилотная техника это то, что крайне необходимо для развития страны? А ведь когда-то Советский Союз был мировым лидером в этой области. Неужели за двадцать лет Вы не имели возможности восстановить эту отрасль? Сколько еще десятилетий Вам нужно для этого?

Президент Путин постоянно заявляет о гигантских успехах РФ в плане создания новейших видов высокотехнологичного оружия, приписывая это себе в качестве доказательства своего успешного руководства страной.

Но хотелось бы уточнить некоторые позиции.

Где лучший в мире танк “Армата”, который ежегодно проходит по Красной площади на парадах 9 мая, но которого нет и в обозримом будущем не будет в строевых частях российской армии из-за серьезных проблем с технологиями его производства? Почему эти проблемы до сих пор не решила российская фундаментальная и отраслевая наука? Может, потому, что при Путине они скорее мертвы, чем живы?

А где лучший (по словам президента РФ) в мире самолет пятого поколения Су-57? Почему его до сих пор его нет на вооружении российских ВКС? Может, потому, что на самом деле он не является самолетом пятого поколения из-за отсутствия соответствующего двигателя. серьезных проблем с бортовой электроникой и несоответствием показателей малозаметности? А ведь самолеты пятого поколения F-22 начали серийно выпускать и поступать на вооружение ВВС США еще двадцать лет назад. Сегодня на вооружении армии США уже более 400 новейших самолетов пятого поколения F-35, десятки таких самолетов регулярно поступают на вооружение союзников США. А что же Су-57? Нам обещают, что этот самолет с соответствующим пятому поколению двигателем поступит на вооружение не раньше второй половины двадцатых годов. Вспоминается знаменитый Ходжа Насреддин с его высказыванием: “А к этому времени или эмир умрет, или ишак сдохнет”.

Кстати, одной из главных причин несоответствия Су-57 требованиям малозаметности является утеря в РФ за годы после развала СССР технологий производства композитных материалов. И восстановить эти технологии до сих пор не удалось. Это сказывается не только на судьбе Су-57, но и на новейшем российском пассажирском самолете МС-21. И даже на знаменитой гиперзвуковой ракете “Авангард” из мультиков Путина.

А где наш “лучший в мире” новейший самолет дальнего радиолокационного обнаружения и управления (ДРЛО) А-100? Ведь опыт боевых действий в Сирии показал, что самолеты ДРЛО нужны нашей армии, как воздух. Из-за их отсутствия там мы несли реальные боевые потери. Но из советского наследия у нас осталось всего 5 устаревших самолетов А-50 и 4 модернизированных в последние годы А-50У. Между прочим, в США на вооружении находится 31 самолет ДРЛО E-3 различных модификаций и 88 самолетов ДРЛО E-2C/D

Но из-за проблем с электронным комплексом А-100 их принятие на вооружение откладывается на неопределенный срок. Почему эту проблему не решают наши передовые фундаментальная и отраслевая науки?

Но помимо проблем научных и технологических существуют проблемы производственные, вызванные сознательной деиндустриализацией нашей страны, проводимой последние десятилетия. В том числе и под руководством Путина. Возможности ульяновского авиазавода по выпуску самолетов-носителей Ил-76МД-90А авиационного комплекса радиолокационного дозора и наведения крайне ограничены, и их не хватает многочисленным заказчикам. Ведь этот самолет, помимо самолета ДРЛО, крайне востребован в качестве военно-транспортного, десантирования личного состава ВДВ, самолета-заправщика, санитарного, противопожарного и во многих других областях. А Ил-76МД-90А производится крайне мало и при существующих производственных мощностях, чтобы удовлетворить все нынешние потребности в этих самолетах, потребуется около 40 лет. Кстати, У США на сегодня в составе ВВС находится 614 самолетов-заправщиков, у России всего 19.

Хотелось бы обратить внимание и на еще один факт, имеющий отношение к победным реляциям президента России по поводу российских высоких технологий.

За последние десятилетия США совершили прорыв в организации противолодочной обороны с использованием патрульной авиации. Используя свое преимущество в электронике, они создали уникальный по своим возможностям противолодочный самолет Boeing P-8 Poseidon, которых уже произведено 100 самолетов и которые создают серьезную угрозу нашим подводным лодкам, включая новейшие российские подводные ракетные крейсера стратегического назначения (РПКСН) 4-го поколения “Борей”.

Ничего подобного американским Р-8 “Посейдон” у нас нет. Имеющийся на вооружении нашего ВМФ противолодочный самолет Ил-38 устарел, и его противолодочный прицельно-навигационный комплекс значительно уступает аналогичному американскому. Даже на модернизированнных Ил-38Н (Новелла). Тем более. что на вооружении нашего ВМФ сегодня имеется всего 21 противолодочных Ил-38. А где наша расцветающая при Путине фундаментальная и отраслевая наука? А также многочисленные высокотехнологичные производства советского периода?

Раз уж я коснулся военно-морского флота. то хотел бы обратить внимание на тот трагический факт, что российский военно-морской флот из океанского, каковым он был в советские времена, с каждым годом все быстрее превращается во флот береговой обороны. Причины те же, что и в авиации – деиндустриализация страны, а также развал фундаментальной и отраслевой науки. Военные корабли океанской и дальней морской зоны, построенные в советские времена, постепенно списываются, а замены им нет. Возможности нашей судостроительной промышленности по причине деиндустриализации ограничены, двигателей для таких кораблей у нас нет, санкции не позволяют закупать их за рубежом. Вооружение и оборудование, в первую очередь электронное, значительно уступает аналогичному наших вероятных противников.

Сколько лет наша наука и промышленность не могут справиться с задачей оснащения наших неядерных подводных лодок воздухонезависимыми двигателями. которые сегодня являются наиболее востребованными и перспективными в подводном флоте. Они уже состоят на вооружении флото Франции, Швеции, Германии, Японии, Китая и даже Испании. Но у России, которая, по словам президента Путина, является великой морской державой, таких подводных лодок нет и в ближайшие годы очевидно не будет.

Я мог бы продолжить лить слезы по поводу нынешних трагических реалий, но думаю, что и изложенного хватит, чтобы обосновать свою точку зрения.

Когда вместо конкретных дел лишь надуваются щеки для собственной рекламы и пиара, становится страшно за будущее страны.

Источник: Виктор Алкснис

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *