Вячеслав Тетекин о досрочных выборах президента и о том, как заволновалось его окружение.

На фоне главного тренда последних лет — не просто необходимости, а неизбежности грядущих перемен — среди знаковых явлений прошедшего года: противление народа власти, «ответка» этой самой власти жесткими зачистками несогласных с ней, волна запретов с закручиванием гаек. В результате, напуганная ростом протестного движения, власть своими руками вписала в повестку дня чисто политический протест. Наступивший 2020 год аккумулирует перезревшие проблемы российской экономики в политические. И тогда посыл «кто не с нами, мы против них» — может стать основным в борьбе власти против инакомыслия, а политическая поляна зачищаться жестоко?

— Сегодня нынешней власти зачищать политическую поляну было бы сложно. Дело в том, что против неё выступает уже подавляющее большинство россиян. Всех не зачистишь. Это невозможно совершенно, — считает главный политический советник председателя ЦК КПРФ, член ЦК КПРФ, Вячеслав Тетёкин. – Собственно говоря, власть и до этого опиралась на абсолютное меньшинство. Её социальная опора — это крупный олигархический капитал: меньше 1% населения нашей страны. Основная масса населения и раньше-то не очень была довольна своим положением, а сейчас откровенно негодует. 22 миллиона россиян в состоянии нищеты, примерно 40 миллионов — бедные. Это — конституционное большинство! На самом деле почти 80% населения нашей страны, так или иначе, не удовлетворены своим положением, и их власть хочет зачистить? Сегодня это практически невозможно. Все, что говорит, планирует власть для страны, не сбывается. Вхождение в 5 экономик мира. Прорыв, рывок, разговоры про национальные проекты. Ну, мы же сами видим, что на национальные проекты деньги не выделяются. Можно какие угодно программы принимать, но если в бюджете денег нет, их разворовали, то они рухнут. У людей недостает денег на еду, одежду, но в избытке на тех, которые сажают, хватают. Это результат работы правительства. И рано или поздно люди выйдут на улицу. Предвестник революции — когда власть думает не о народе, а о себе и своем обогащении. Более полутора тысяч протестных акций прошли в 2019 году, но их число будет возрастать. Болезнь нашего общества имеет социально-экономический характер, нужно бороться не с симптомами, не с протестами, а устранять причины, которые вызывают недовольство людей. Попытки запретительства аналогичны завариванию предохранительных клапанов на паровом котле: взорвёт при повышении температуры пара внутри.

«СП»: — Но расправы есть, они становятся фактически приметами так называемого «долгого государства Путина», его затянувшегося всевластия?

— Насчет всевластия я бы поспорил. Дело в том, что выполняются максимум 30% распоряжений президента. На самом деле верхушка его в грош не ставит, делает вид, что всецело подчиняется. Образовался мощнейший бюрократический слой, который живет по собственным законам, но при этом страшится потерять свою власть. Здесь они, напуганные ростом протестных настроений, едины: отсюда запреты, репрессии, закручивание гаек.

«СП: — Но президент, судя по всему, не спешит отдавать власть, его окружение не определилось с форматом передачи власти? Чего им бояться?

— Вы правильно сказали, что «они еще не определились». Надо говорить о правящей группировке. Все говорят о Путине, что Путин собирается, Путин намерен. На самом деле у нас есть некий элемент коллективного руководства: это довольно большая группа людей, которые его окружают, участвуя в выработке этого решения. Они на него сильно влияют. Путин давно хотел бы уйти, 20 лет у власти, в общем, тяжела «шапка Мономаха». Хотя, с другой стороны, он не вырабатывается, на мой взгляд. Потому что, если у нас сейчас две столицы — Москва и Сочи, то ясно, что человек, который проводит большую часть времени в Сочи, и там, управляя государственными делами, должен еще подумать — сходить искупаться или сидеть 20 часов и заниматься вопросами страны… И тут околопутинское окружение, зацикленное на одну конкретную личность, боится, не хочет терять власть, выстроенную очень специфично в виде пирамиды. Кого ей посадить на её верх? Вот здесь у них колоссальные проблемы, но самое главное в том, что все говорят категориями 2024 года. Слушайте, впереди еще четыре года, с учетом быстро ухудшающегося экономического положения и быстро меняющегося в негативную сторону настроения общества, до 24-го года они не продержатся. Досрочные президентские выборы не исключены. Недовольство властью, экономической политикой может привести к политической активности общества. И это движение продолжает нарастать по мере того как ухудшается экономическое положение людей. В государственном бюджете на ближайшие 3 года заложено изъятие из карманов населения ещё 2,2 триллионов рублей дополнительными налогами, оброками, поборами. Сейчас даже на самом высоком уровне говорят, что почти 6 лет падают реальные доходы населения, это продолжится еще, как минимум, три года. Что люди будут терпеть это все? Да нет, конечно. Вопрос только — сроки и формы социального взрыва.


«СП»: — Вы говорите, что Владимир Владимирович Путин готов покинуть Кремль, возможно, даже устал от президентства. При каком раскладе политической ситуации это может случиться, но, чтобы кремлевские преемники не заняли его пост?

— В любом случае неизбежно, что именно кремлевские преемники займут его пост. На пресс-конференции Путин демонстрировал, что он на коне и в седле, рулит страной, полностью владеет ситуацией в стране, знает о проблемах народа, решает их. Но мы видим самые элементарные признаки его физической и интеллектуальной усталости. Поэтому полагать, что он полон энергии и готов ещё 10 лет или 14 рулить страной, это опрометчиво. Другое дело, что и он сам и его окружение готовы к смене лиц на самой верхней ступеньке власти, но — только на их собственных условиях. То есть это должен быть человек, который продолжит линию Путина. Будет ли сам Путин или кто-то из его ближайшего окружения — это вторично на самом деле. Есть такое выражение: «Великие люди — это только ярлыки на явлениях истории». Вот Путин — это «ярлык», который переклеить не так сложно. Самое главное, что эпоха по-прежнему остается. Против чего мы боремся? Не только и не столько против личности, сколько против той системы, олицетворением которой является господин Путин. И поскольку нынешняя социально-экономическая система терпит полный крах, это означает, что подобные «ярлыки» неизбежно должны будут уйти. Хотят они этого или не хотят.

«СП»: — Отсутствие диалога с обществом является идеологическим провалом власти? Именно из-за этого меняются настроения, качнувшись «влево»?

-Это не идеологический провал, а суть нынешней власти. Для неё народ это такой же расходный материал, как и руда, из которой извлекаются золото, платина, или те же самые недра, из которых извлекаются нефть и газ. Народ для них не существует. Это нечто вспомогательное. Недаром сейчас появился термин, что с истощением нефтяных запасов народ превращается во «вторую нефть». Это означает, если раньше они хищнически извлекали нефть из земли, то есть там обводнение уже 90 — 95%. Нефти нет, не осталось. Всё залили водой. Сейчас они перекинулись на народ, будут доить все соки из него. У этой олигархической прослойки населения, которая не имеет никакого отношения к народу, произошла генетическая мутация. Они внешне выглядит так же, как мы, говорят на том же самом русском языке, но они абсолютно чужды России, никак не связаны с её интересами.

«СП»: — Что предлагают КПРФ, лево-патриотические силы?

— Мы должны объединяться не ради объединения, а вокруг определённой социальной экономической программы. Должно быть достигнуто взаимопонимание между различными общественными и политическими силами о характере экономической программы, которая станет впоследствии программой будущего правительства. И — формирования теневого правительства. Это тоже крайне важный факт. Потому что переход власти зачастую случается очень быстро, неожиданно, и мы должны быть к этому готовы: народ не будет ждать месяцами, тем более годами, пока наладится достойная, нормальная жизнь. Народ захочет видеть перемены к лучшему после перехода власти в руки лево-патриотических сил. Для этого мы должны: опираться на четкую продуманную программу преобразования, на правительство и людей, которые ориентируются в конкретной ситуации. То есть — будущее переходное или теневое правительство, которое должно стать переходным — это правительство технократическое, профессионалов-специалистов. Не такое, как нынешнее — дилетантов, со смутным представлением работы возглавляемых ими отраслей. Если министром промышленности и торговли является господин Мантуров, социолог по образованию, ожидать каких-то прорывных решений в области технологий не приходится. Практически то же в других сферах. В правительстве Медведева нет профессионалов. Это губит страну.

«СП»: — Первые крупные выборы предстоят в 2021 году — в Государственную Думу. Каков прогноз предстоящей парламентской кампании?

— Я в какой-то мере участвовал в исторической предвыборной кампании 27 апреля 1994 года в Южной Африке. Тогда пал режим апартеида и к власти пришли демократические силы во главе с Африканским национальным конгрессом. Я в шутку говорил нашим товарищам, что им сейчас не нужно вести никакую предвыборную кампанию. Они победят в любом случае. Они действительно победили, набрав 62,5% голосов, сразу, с первого же тура. Они вели эту кампанию на протяжении почти 100 лет. Национальный африканский конгресс был созван в 1912 году, к власти они пришли только в 94 году. И непосредственно 94-му году предшествовало 30 лет подполья, 30 лет подпольной вооруженной борьбы. То есть авторитет АНК в массах был очень силен к этому времени. Именно поэтому я сказал, что вы уже заслужили доверие народа. Точно так же и КПРФ — всё время эти три проклятых десятилетия занимается тем, что завоевывает уважение народа в силу того, что она непрерывно борется за интересы людей. Это не означает, что мы не должны участвовать в выборах, применяя современные политические технологии. Есть масса людей, которые слабо знают наши политические позиции. Есть колеблющиеся, которых мы должны переубеждать. Поэтому мы должны настойчиво и энергично вести политическую работу. Вот это является, прежде всего, частью нашей избирательной кампании. То есть мы никогда её не прекращали по сути дела. И вся наша политическая деятельность, она просто находит выход. Мы проверяем результаты нашей политической деятельности во время выборов. Мы партия авангардная, а не парламентская. Парламентская партия это то, что мы видим в Западной Европе, партии, которые возникают, так сказать, на поверхности от выборов к выборам. Особенно в Америке — демократическая партия или республиканская партия — их не видно, не слышно в промежутки между выборами в конгресс или президента Соединенных Штатов. Не видно, не слышно и вдруг за год, полгода они вдруг взбухают, и начинается какая-то активная деятельность. КПРФ всё время в гуще политической борьбы. Поэтому для нас подготовка к выборам, конечно, особая задача. Приоритетом остается всегда — защита интересов трудящихся. Это наша постоянно неизменная принципиальная позиция. 15 января президент Путин выступит с Посланием Федеральному собранию. Интриги тут много. КПРФ ждет точной оценки происходящего, реальной оценки результатов, нового курса, сильного состава, прежде всего, требуется кардинальное обновление финансово-экономического блока.


Источник: svpressa

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *