Ответственность за рост числа заболевших власть пытается спихнуть на самих граждан.

Личное участие президента России Владимира Путина в решении многих вопросов объясняется сложным механизмом управления в России, заявил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. По его словам, в России «целый набор вопросов» не может решаться без участия президента.

В частности, личного внимания Путина требуют вопросы взаимоотношений федерального центра, различных ведомств, межбюджетных отношений, так как их «очень сложно» решать без участия главы государства.

Из последнего. Дмитрий Песков заявил, что ситуация с лесными пожарами является острой темой и нуждается в прямом участии Владимира Путина. «Все эти темы без участия главы государства очень сложно решать», — подчеркнул представитель Кремля, отметив, что участие президента необходимо для ускорения процесса.

Интересно, а решение вопросов борьбы с коронавирусом входит в этот «набор вопросов»? Почему-то мы все больше видим отстранение президента, в то время, как на первый план выходят такие люди, как московский мэр Сергей Собянин.

Между тем, по словам Собянина, у нас все пошло не по китайскому варианту, а по европейскому: Россия уже обогнала Францию по числу инфицированных. И это, похоже, только начало, поскольку Роспотребнадзор не исключает продления ограничительных мер до июня.


И кто за все это ответственный? Почему Песков об это молчит?

— Не стоит всерьез обсуждать слова Пескова, — говорит член исполкома незарегистрированной партии «Другая Россия» Андрей Милюк.

— Он пресс-секретарь, и говорит ровно то, что удобно его шефу.

Любому руководителю нашей страны традиционно приходится вникать в огромное число вопросов, быть последней инстанцией, разрешать противоречия внутри власти. Так устроено наше общество уже много поколений.

Путин сейчас не производит впечатление человека, который хочет руководить страной — скорее, он оставляет за собой церемониальные функции «отца нации». Возможно, он действительно сильно занят и принимает активное участие в борьбе с коронавирусом, но медийно это совершенно не заметно. Мы видим его только во время обращений к гражданам, а все принципиальные решения принимаются непосредственно главами регионов.

Особенно сильно заметен Собянин. И, кажется, Путина вполне устраивает такое положение вещей. Нас как будто убеждают, что Собянин был бы не против попробовать себя в роли преемника, но это не значит, что так оно и будет.

Мы же не знаем, как будет развиваться эпидемия. Сейчас резко выросло число заразившихся в день, и власти заметно занервничали. Принялись объяснять это тем, что стали делать больше тестов на коронавирус. Вполне возможно, так оно и есть, но это же очевидное больное место.

Кто после эпидемии будет разбираться в этих деталях? Все будут смотреть на сотни тысяч заболевших и задним числом искать огрехи в действиях властей. Вопросов к Собянину будет много, учитывая, что Москва оказалась основным рассадником коронавируса.

«СП»: — Почему распространение коронавируса у нас пошло не по китайскому варианту, а по европейскому? Сейчас весь удар на себя приняли медики, а где же «путинская гвардия»?

— Можно было на начальных стадиях эпидемии ввести жесткий карантин в Москве, а всех прибывающих из-за границы принудительно изолировать. Наша партия так и предлагала, с момента появления вируса было понятно, что это серьезно.

Не стали, испугались критики сторонников глобализма, которых хватает и среди представителей власти. Теперь жесткие меры все равно придется вводить, самоизоляция не помогла в должной мере.

И если раньше это были бы точечные непродолжительные ограничения, то теперь всё выливается в такую всеобъемлющую полицейщину, которую ощутит каждый из нас.

Сейчас ответственность за рост числа заболевших пытаются спихнуть на самих граждан, на их несознательность. Это просто мерзко. 30 лет в людях воспитывали индивидуализм, объясняли, что «государство вам ничего не должно» — и все равно во всем виноват «плохой народ».

Опытным путем мы выяснили, что к каждому человеку не приставишь персонального полицейского, за каждым не уследишь, соблюдает ли он законы. Кажется, это и будет главным мотивом законотворчества после окончания эпидемии. За все огрехи власти ответим мы с вами.

— Корновирусная эпидемия, наложившись на «нефтяной кризис», выявила несовершенство сложившейся в России модели власти и управления, — уверена руководитель Центра социального анализа Института глобализации и социальных движений * Анна Очкина.

— С одной стороны, как следует из недавнего заявления пресс-секретаря Владимира Путина Дмитрия Пескова, на президенте лежат обязанности по координации межведомственных и межбюджетных отношений, что означает, по сути, «ручную» доводку коммуникаций в системе власти. Легко догадаться, что все участники политических взаимодействий при такой ситуации начинают ориентироваться на сигналы от президента больше, чем на свои непосредственные обязанности.

Инициатива и ответственность всех уровней политического управления уступают при такой системе стремлению завладеть вниманием высшего руководства и выторговать себя лучшие условия. Так, складывается система авторитарного управления.

С другой стороны, в российской системе политической власти и близко нет того потенциала мобилизации, который Китай в очередной раз продемонстрировал в борьбе с коронавирусом.

Регионы РФ, вроде, получили определенный карт-бланш для преодоления эпидемии, но руководители регионов действовали с оглядкой и на центр, и на свои собственные элиты. Главы республик, краев, областей очень боялись навлечь на себя гнев центра из-за недостаточной решительности в борьбе с эпидемией и плохим показателям заболеваемости. И в то же время очень боялись «пережать» региональную экономику и получить взрыв по сценарию Северной Осетии.

Получается что-то вроде децентрализованного авторитаризма, что совершенно не эффективно: не формируется демократическая культура личной инициативы и ответственности.

В результате развитие эпидемии у нас пошло по европейскому сценарию, хотя первоначально Россия была в более выгодном положении, поскольку у нас лучше сохранилось первичные звено медицинской помощи и в среднем ниже мобильность населения.

— Эпидемия обнажила, что колосс системы держится на глиняных ногах, — считает директор Центра изучения проблем формирования гражданского общества Института инновационного развития Денис Зоммер.

— И это все больше напоминает конец перестройки, когда стягивая на себя всё больше вопросов, президент СССР решений не принимал, а напротив, стремился максимально сложить с себя любую ответственность.

Вопросы борьбы с эпидемией, прежде всего, носят медицинский характер. Но последствия «оптимизации» медицины, раскрываются значительно острее, вместе с целым рядом экономических противоречий именно сейчас. Фактически именно при действующем президенте за 20 лет количество койко-мест по всей стране сократилось вдвое. При действующем московском градоначальнике за 10 лет в столице произошло то же самое.

Ко всему прочему у многих москвичей не безосновательно возникают вопросы по системе пропусков, осуществляющей поголовный сбор персональных данных граждан. Не возникнет ли желание затем продлить столь интересный опыт информатизации населения после эпидемии?

«СП»: — Сегодня многие зарубежные СМИ пишут, что эпидемия обнажила ряд недостатков путинской системы? Так ли это?

— Существующая власть умудрилась не расплескать рейтинг доверия на повышении пенсионного возраста, объяснив это приростом долголетия и здоровья граждан, но споткнулась на ранее осуществленном уничтожении системы здравоохранения под видом её оптимизации.

Еще её авторитет сильно пошатнула обязанность граждан самоизолироваться за свой счет, и нежелание власти брать ответственность за экономические последствия для людей.

«СП»: — У нас эпидемия уже пошла не по китайскому сценарию. Почему? Кто-то должен за все это отвечать?

— Режим повышенной готовности в ряде регионов, видимо, будет продлен до 1 июня, но ряд экспертов называет и более поздние сроки ограничительные мер. То, что Россия идет не по самому благоприятном сценарию, это и есть прямой результат деятельности власти за последние двадцатилетие. Оптимизация и коммерциализация медицины превратили массовую советскую систему здравоохранения в сферу оказания медуслуг населению, и это никак не может работать при столь масштабной проблеме, как сейчас.

Китай сумел достичь эффективных результатов благодаря административно-командной системе и умению мобилизации ресурсов государства и общества, ярким примером последнего стала бесплатная массовая раздача защитных масок через офисы Компартии. У нас же спасение утопающих дело рук самих утопающих, поэтому люди постепенно перестают доверять представителям власти.


* Минюст России включил автономную некоммерческую организацию «Институт глобализации и социальных движений» в реестр некоммерческих организаций, выполняющих функции иностранного агента.


Источник: svpressa

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *