В Объединённой судостроительной корпорации объявлено о планах строительства десантного вертолётоносца.

А именно: в России будет создаваться корабль, в котором совместят функции вертолётоносца и большого десантного корабля (БДК).  Последние новости сегодня. Свежие новости.

Об этом заявил глава Объединённой судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов.

Будущий корабль пока назван экспедиционным – несколько странное определение. Но, судя по фото, будет похож на пресловутые «Мистрали» – корпус ящиком, силуэт высокий, вертолёты на палубе. Но, похоже, поменьше.

Алексей Рахманов рассказал о концепте нового корабля на международном форуме «Армия-2018», так что даже по времени ясно, что соответствующие работы шли в ОСК не одни последние сутки. Однако это говорит о том, что потребности флота очевидны и понятны всем, кто хоть немного следит за его состоянием.

В ОСК следят. И в Министерстве обороны – тоже. Во всяком случае, президент ОСК сослался на то, что универсальный большой десантный корабль с функциями вертолётоносца будет построен в рамках действующей госпрограммы вооружений. Иное дело, что Рахманов слегка покритиковал Министерство обороны, заметив, что оно должно, наконец, чётко представить себе, какие корабли ему нужны, и определиться с их концепцией. Судостроитель умолчал о наверняка известных ему настроениях среди моряков, умеренно, но уверенно говорящих о необходимости восстановить самостоятельность Военно-морского флота. После этого можно будет начинать говорить о профессиональном планировании современной, отвечающей новейшим геополитическим вызовам структуры ВМФ.


Впрочем, Алексей Рахманов и как гражданский человек вполне внятно артикулировал, что Россия – геополитическая держава, имеющая интересы в различных точках нашего мира. А значит, ей нужны подобного рода десантные экспедиционные корабли. И дело, собственно, за Минобороны и оборонно-промышленным комплексом, которые и должны принять необходимые решения по характеристикам корабля, чтобы начать его строительство.

Путаница понятий

Напомним, что вопрос с концепцией отечественного вертолётоносца сегодня настолько запутан, что мало кто правильно понял заявление министра промышленности и торговли Дениса Мантурова. Он сказал, что России не нужны вертолётоносцы в некоем «чистом» понимании, но должны быть авианосцы с вертолётным «крылом» и десантные корабли, снабжённые вертолётами для высадки десанта. Однако ни тех, ни других у России пока нет, а есть лишь разговоры о самой желательности подобного класса судов.

Между тем, проблема, как представляется военно-морским экспертам, в обыкновенной путанице понятий.

«Чистые» вертолётоносцы и в самом деле никому не нужны. Что им делать-то? Подлодки вражеские искать? Мины сбрасывать? Береговую оборону НУРСами ковырять? С первой задачей справляются противолодочные корабли с находящимися у них на вооружении Ка-27 ПЛ. Они же придаются различным другим типам кораблей, где выполняют задачи дальнего радиолокационного обнаружения, РЭБ, противокатерной и противоминной борьбы, поисково-спасательной службы и так далее. А для разрушения береговой обороны одних вертолётов мало, да и слабоваты они для решения такой задачи.

Но главное – здесь мы и переходим к реальной задаче вертолётоносца. Для чего нужно подавлять береговую оборону? Очевидно, чтобы без помех высадить десант и захватить плацдарм. Вот, собственно, сами собою и нарисовались задачи для настоящего, а не «чистого» вертолётоносца – прикрытие высадки десанта.

Ну, а следующий шаг тем более очевиден: совместить десант и его прикрытие, разместив оное винтокрылое прикрытие прямо на десантном корабле. Вот это и будет вертолётоносец в нормальном понимании, а не в понимании «сферического коня в вакууме». «Мистрали», собственно, и были десантными кораблями – только с вертолётным крылом на борту из 16 машин.

Какой нужен вертолётоносец

Чтобы не путать понятия, оговоримся: вертолётоносец, как некий лёгкий авианосец для, скажем, обеспечения противолодочной обороны морской эскадры или конвоя – вполне мыслим. Но проблема именно в том, что после обеспечения возможностей оснастить парочкой (или больше) винтокрылых машин практически любой корабль подходящего размера большая необходимость в эскортных вертолётоносцах попросту отпала. И, кстати, давно, десятка три лет назад. А то и четыре.

Так что отказ от «чистых» вертолётоносцев – это стрельба по вчерашнему дню.

А вот высадка и последующая поддержка десанта – задача, можно сказать, вечная. Ведь далеко не всякое побережье позволяет высадить десант классическим способом – с аппарели на пляж. Более того – именно такие места сильнее всего и обороняются. Соответственно, для командования высаживающей стороны самым соблазнительным местом для высадки становятся всякие неудобья, о защите которых обороняющаяся сторона даже не подумает, убеждённая в их неприступности для десанта. Вот тут-то вертолёты окажутся абсолютно незаменимыми.

Но дальше – больше. И десантного вертолётоносца становится недостаточно для решения всего комплекса задач, связанного с высадкой на берег. Как, например, переправить на берег артиллерию и бронетехнику для поддержки десанта? Следовательно, необходим такой БДК, у которого есть ещё и плавсредства для высадки десанта (на «Мистралях», кстати, по 4 десантных баржи на корабль, способных переправлять до 70 боевых машин). А значит, следующим шагом становится уже создание не большого десантного корабля (БДК) и не вертолётоносца с десантом, а универсального десантного корабля (УДК). Вот его и показал на форуме «Армия-2018» глава ОСК Алексей Рахманов, непонятно зачем назвав его «экспедиционным». Геологов он, что ли, на Чукотку перевозить должен?

Иное дело, что дискуссии по поводу вертолётоносцев это предложение вряд ли притушит. Как уже начали говорить некоторые вполне компетентные обозреватели, УДК – это дальнейшее развитие «стратегии канонерок» и «мобильная платформа долговременного базирования экспедиционных сил десанта в любой точке планеты». И потому для России, дескать, и такой вертолётоносец – не вариант, ибо мы не собираемся проводить «рейдовые операции против «папуасов». А против серьёзного противника одного вертолётоносца слишком мало. Да даже и двух. И даже десятка. И вообще «наша технология проведения  морских десантных операций требует кораблей совершенно другого типа –  БДК».

Совершенно верно! Если, правда, подзабыть, что и БДК у нас явно не гурьбой по флотам ходят – вместе с малыми десантными кораблями едва два десятка наберётся. А современный и вовсе один, и тот, по правде говоря, не образец совершенства. И какие бы они операции ни проводили, воздушное прикрытие им никогда не помешает. А авианосец у нас всего один. А у сухопутной фронтовой авиации радиус может оказаться недостаточным.

Следовательно, решение остаётся одно: совмещать БДК с УДК и ещё хотя бы с корветом. Смешной разговор, понятно. Но если сформулировать иначе? То есть создать вертолётоносный универсальный десантный корабль с возможностью доставки на берег тяжёлой бронетехники и ракетно-артиллерийским, а также зенитным вооружением, способным создать надёжный огневой «купол» над высадившимся десантом. Даже нынешней радиолокационной системы управления стрельбой «Пума» для этого хватит, а если довести и поставить «Картаун-Пуму» вкупе с «Полимент-Редутом», то совокупная мощь корабля будет внушающей. Наконец, ракеты.

Этакий монстрик получается? Ну, так ведь и «Адмирал Кузнецов» у нас не «чистый» авианосец, а крейсер, хоть и авианесущий. И из вертолётоносца вполне можно изобразить нечто похожее. Даже проще и дешевле выйдет.

Только назвать его уже не экспедиционным. А, скажем, экскурсионным…


 

Источник

Новостной портал Новости 24. Последние новости сегодня в России и в мире

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *