“Матрица”, все части “Терминатора”, “Я – робот” и другие киноэпопеи рисуют роботоапокалипсис с завидной регулярностью. Но так ли всё страшно и каковы могут быть последствия?

Кто бы что не говорил, а человечество любит апокалипсисы. С упоением, достойным лучшего применения, смакуют конец света по индейцам майя, Ванге, ищут “проблему 2000”. Помните такую? Тогда, в 1999 году многие всерьёз готовились к апокалипсису из-за того, что все компьютеры перейдут не на 2000 год, а на 1900. А небезызвестная компания Norton во главе с легендой этого рынка, Питером Нортоном, даже продавала софт, который якобы должен был решить “проблему 2000”.

К чему это я. Подоспела новая страшилка. Когда людям кажется, что роботы не просто отнимут у нас работу, а поработят и превратят в овощей. “Матрица”, все части “Терминатора”, “Я – робот” и другие киноэпопеи рисуют роботоапокалипсис с завидной регулярностью. И иногда даже самая технически грамотная часть специалистов поддакивает паникёрам. Но так ли все страшно и каковы могут быть последствия?

Во-первых, уничтожать нас может и должен не робот. А искусственный интеллект. Между ними разница примерно как между мэром и мерином. Только на слух одинаково, по сути же это разные понятия. Робот сегодня — это предельно неавтономная единица, предназначенная для выполнения отдельных операций с той или иной точностью. Собрать авто из частей на заводе, патрулировать улицы, участвовать в выставках.

А вот искусственный интеллект — это система анализа, синтеза и обработки данных, которая выдаёт решения или подсказывает, что же делать. Например, IBM Watson, которая обрабатывает последовательность белков для поиска лекарства от рака или управляет городскими светофорами, контролируя поток.

Но при этом все разработчики соблюдают и будут соблюдать три закона робототехники Азимова. Которые гласят, что

робот не может причинить вред человеку или своим бездействием допустить, чтобы человеку был причинён вред. Робот должен повиноваться всем приказам, которые даёт человек, кроме тех случаев, когда эти приказы противоречат Первому Закону. Робот должен заботиться о своей безопасности в той мере, в которой это не противоречит Первому или Второму Законам”.

И всё это делают люди. Но можно возразить, что и динамит Нобель делал для инженеров. Поэтому если роботы нам навредят, то в другом ключе.

Тут опять необходимо отвлечься и представить для понимания одну очень важную вещь. Наука и технологии развивают общество крайне неравномерно. Это не хорошо и не плохо. Вот так сложилось. Конструктивно мы ездим на абсолютно том же двигателе внутреннего сгорания, что и 100 лет назад. Живём примерно в тех же домах. У нас примерно та же еда. Только это все гораздо лучше, качественнее, больше, доступнее. Но сущность взаимодействия с окружающим миром не изменилась.

Поэтому социальные изменения будут гораздо важнее и сильнее разрушат старый мир, не уничтожая его. Как расцвет Древней Греции обеспечили рабы, Великобритании Промышленная революция, так и роботы и искусственный интеллект постепенно усилит расслоение государств, корпораций, поменяет технологический, а затем и общественный уклад. Будет это происходить медленнее, чем хотят даже самые спокойные писатели-фантасты или главы компаний, которые в этом кровно заинтересованы.

Давайте на примере. Самоуправляемые автомобили. Уже лет как пять, как они готовы. Да, с оговорками, но эти машины способны двигаться по дорогам. Однако никто первым просто так не решится выпустить их на дороги в полном объёме. Потому как что будет, если такой автомобиль убьёт человека? Кто будет за это отвечать? Компания – производитель? Пилот, который читал книжку за рулём? Сам погибший?

Поэтому сегодня главная проблема самоуправляемого авто – проблема законодательная и юридическая. Именно она останавливает в первую очередь развитие этого вида искусственного интеллекта.

Вторая причина – экономическая. Автоматический автомобиль не должен стоить дороже такого же + сверху 10 000 долларов. Это не только психологический, но и экономический порог. Иначе получится, что взять автомобиль с водителем в такси будет дешевле.

Посмотрим на примере нашего рынка такси по стране. Его объём – 575 млрд руб. В прошлом году доля нелегальных перевозчиков благодаря агрегаторам сократилась на 14%. Количество работников, занятых в сфере такси, увеличивалось в среднем на 25% в год с 2015-го, и по итогам 2017 года составило 584 тыс человек. Доли агрегаторов растут, как и безналичные расчёты, выгодные всем.

Если посчитать, то на каждого таксиста приходится примерно 1 000 000 рублей выручки в год. В месяц – это 83 300 рублей выручки. Что даёт нам такая “средняя температура по больнице”? Понимание того, что когда самоуправляемая система стоит сегодня 10 000 долларов на машину, она технически нерентабельна. Её тоже нужно обслуживать. Поэтому в ближайшее время она не окупится.

Это означает, что в ближайшие лет 10 таксисты ещё покатают нас на классике. А уже потом всё будет упираться в экономику.

Что же рабочий класс? Синие воротнички, которым пророчат удар робота в первую очередь? Конкретно в России ситуация ещё проще, чем с таксистами.

Рабочий класс в широком смысле составляет 53% всех занятых в экономике, или 50% всего экономически активного населения (занятые и безработные, которых, кстати, у нас немного). Таким образом, российский рабочий класс не перестал существовать, хотя он изменился. Экономические реформы внесли существенную корректировку в формы жизнедеятельности, образ жизни, общественное сознание этой социальной группы. У этой группы населения крайне низкая заработная плата. Средний инженер в России с 2017 года уже получает меньше китайского (!). 425 против 450 долларов. С одной стороны это бы помогло импортозамещению. С другой – у нас реальность. Поэтому о полной автоматизации труда в России и замене на роботов также в ближайшей перспективе не будет.

Но это не означает, что переход от полуручного труда в автоматизацию с высвобождением будет простым. Он будет сложным и болезненным. Но заменили же мы со временем всех ямщиков.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *