Сергей Глазьев объяснил, почему наши банки кредитуют европейцев в несколько раз выгоднее, чем наших бизнесменов. Последние новости сегодня. Свежие новости.

Немного в стране специалистов, кто хоть как-то может объяснить совершенно необъяснимые вещи. Например – почему наши банки кредитуют европейцев в несколько раз выгоднее, чем наших бизнесменов? Почему Центробанк изымает из экономики 10 трлн рублей за 4 года и Набиуллина уверена, что творит добро?

Почему продолжаются валютные махинации вселенского масштаба, а наказывают честных бизнесменов? Один из таких людей – академик РАН, экономист и советник президента по вопросам региональной экономической интеграции Сергей Глазьев. Предлагаем серию материалов, которые были записаны на встрече академика и главного редактора «АН» Андрея Угланова.

 

– Сергей Юрьевич, на минувшей неделе президент Путин неожиданно и буквально сломя голову слетал в Германию. На секретную встречу с канцлером ФРГ Меркель. Ясно, что в мировой экономике и политике всё пошло «вверх дном». Быть может, Путин и Меркель – это новая пожарная команда?

– Ясно как божий день – мир стремительно меняется. И в первую очередь под влиянием нарастающей агрессивности США, стремящихся удержать глобальную гегемонию путём развязывания мировой гибридной войны. Традиционно их главный удар направлен против Европы, потому что война в Европе для американцев – всегда, по мнению их историков, «хорошая война». США поднялись на двух мировых войнах в Европе, которые они спровоцировали вместе с Англией.

И, чтобы не повторять ошибок прошлого, не дать англосаксам втянуть нас в очередную войну в Европе, нужно вести диалог с европейскими партнёрами. С Германией и Австрией – особенно. Не только потому, что они дважды в прошлом столетии развязывали против нас войну, но и в силу их ключевой роли в современном Евросоюзе. Мы не можем в третий раз наступить на те же грабли и позволить себя втянуть в новую всемирную катастрофу.

До последнего времени Германия не была самостоятельным государством, находилась под серьёзным контролем со стороны Вашингтона. Немецкие СМИ контролировались американцами, их войска расположены там до сих пор, и германский золотой запас до сих пор хранится в США. Если бы Германии удалось обрести самостоятельность в области внешней политики, мы бы получили очень серьёзного и стратегически важного партнёра.

– Всё время у меня в голове вертится такой термин, как «мировая закулиса». Похоже, сегодня она совсем с катушек сорвалась. Новые американские санкции подразумевают запрет хождения в РФ долларов. Они что, пилят сук, на котором сидят после Второй мировой войны?

– В ярмарке сумасшествия, которое мы наблюдаем в Вашингтоне и Лондоне, есть своя логика. Она подчинена внутренним закономерностям глобального экономического развития. Они и привели к тому, что Америка теряет лидерство. Дело в том, что известны технологические циклы с полувековым периодом, связанные с «длинными волнами Кондратьева». И каждая смена длинной волны – это технологическая революция, которая приводит к появлению нового технологического уклада.


Этот процесс сопровождается очень серьёзными экономическими потрясениями: депрессией в передовых странах, сталкивающихся с перенакоплением капитала в устаревающих производствах; образованием и схлопыванием финансовых пузырей; обесценением как денежного, так и интеллектуального капитала; безработицей и падением уровня жизни большинства населения.

Это очень опасный период, связанный с милитаризацией экономик ведущих стран, гонкой вооружений, обострением глобальных противоречий и ростом военно-политической напряжённости.

Наряду с технологическими есть институциональные или управленческие циклы с вековым периодом, связанные со сменой мирохозяйственных укладов. Эта смена всё последнее время сопровождалась мировыми войнами, в результате которых происходила смена властвующих элит и доминирующих стран.

Ирония исторической закономерности заключается в том, что мировую войну развязывает властвующая элита доминирующей страны, но в результате всегда эту гегемонию теряет. Расчищается место для нового лидера, вырастающего на основе новой, более прогрессивной и эффективной системы управления развитием экономики.

Сейчас происходит такой революционный период. В последний раз он имел место столетие назад, в период распада Великой британской империи. Тогдашний мирохозяйственный уклад мы назвали колониальным. Великобритания была лидером в этом мире, образцом для других с точки зрения организации промышленности, торговли, фондовых рынков, банковских капиталов. Британская империя, доминируя на морях, имела двух главных конкурентов – Российскую и Германскую империи в Евразии.

Несмотря на две мировые войны, в которых англичанам удалось столкнуть между собой двух главных конкурентов, Британская империя рухнула. Появился новый мирохозяйственный уклад, мы назвали его имперским. Появились две крупные политические системы – советская и американская, которые впервые охватили весь мир. Это мирохозяйственный уклад крупных организаций: транснациональные корпорации на Западе, крупные производственные объединения у нас. Это период индустриализации.

Но жизненный цикл и этого мирохозяйственного уклада заканчивается. После распада Советской империи, институциональная система которой не выдержала гонки вооружений, имперский уклад приобрёл универсальный характер либеральной глобализации в интересахамериканской властвующей элиты. В последние годы становится очевидным закат этой системы управления воспроизводством мировой экономики.

На её периферии мы наблюдаем китайское и индийское экономическое чудо, основанное на принципиально новой системе управления развитием экономики. Здесь сочетаются социалистические ценности, частное предпринимательство, государственное планирование и рыночная самоорганизация.

В отличие от западной системы управления, обслуживающей интересы финансового капитала, в странах Юго-Восточной Азии система управления подчиняет финансовый капитал и частный бизнес интересам общества, регулируя рынок и движение денег в целях роста общественного благосостояния.

Следует заметить, что главным инструментом финансирования экономической экспансии имперского мирохозяйственного уклада стали так называемые фиатные деньги. Государство научилось создавать деньги из ничего. Эмиссия фиатных, ничем не обеспеченных денег, стала основой связывания производственных ресурсов для расширения крупных промышленных систем. Ни у Советского Союза, ни у США никогда не было проблем с нехваткой денег.

Они их создавали столько, сколько было нужно для расширенного воспроизводства экономики. Были, конечно, срывы в гиперинфляцию на заре советской власти, в послевоенные периоды в капиталистических странах, когда механизм эмиссии фиатных денег налаживался и нарушался баланс между денежной системой и реальным сектором экономики. Но там, где удавалось организовать управление деньгами, и они шли в развитие реального сектора экономики, происходил быстрый экономический рост.

Обратите внимание, первым ответом передовых стран на структурный кризис, который обострился в 2008 году, стало резкое наращивание эмиссии мировых валют. Все они, освоив в совершенстве управление фиатными деньгами, естественным образом отреагировали на сужающиеся возможности развития ростом денежной экспансии.

Например, количество долларов за 10 лет выросло в 4, 5 раза, количество евро, йен, фунтов удвоилось с 2008 по 2018 год. Это вполне естественная реакция сложившейся системы управления на структурный кризис путём наращивания инвестиций за счёт эмиссии фиатных, ничем не обеспеченных денег.

Но эта система управления даёт сегодня сбой. В Америке, несмотря на то что количество долларов увеличилось в 4 раза, уровень жизни не растёт уже 30 лет. Целые города превращаются в трущобы, только каждый 5‑й доллар, который они печатают, достигает реального сектора, всё остальное крутится в финансовых спекуляциях, не давая никакого эффекта для экономического развития.

Параллельно возникает новая система управления в Китае, где государство соединяет план и рынок, сочетает государственную собственность на ключевые условия воспроизводства, такие как недра, финансы, инфраструктура, с частным предпринимательством. Где государство регулирует рынок так, как нужно для того, чтобы частная предпринимательская инициатива работала в интересах общества, на рост благосостояния людей.

И для китайской системы управления главное – подъём народного благосостояния. Всё, что этому способствует, поощряется. Мы видим великолепный пример частных компаний, которые захватывают мировые рынки, государство им помогает. И наоборот, попытки финансовых спекулянтов раскачать рынок на Шанхайской бирже кончились тем, что их всех посадили.

Любой управленец в Китае – от сельского старосты до министра – отчитывается за рост инвестиций в подведомственной ему экономической сфере. Мы назвали этот мирохозяйственный уклад, используя термин Питирима Сорокина, который ещё в 60-е годы ХХ века работал над теорией конвергенции, – интегральным строем. Государство в нём занимается интеграцией, т.е. согласованием интересов всех социальных групп.

Это происходит сегодня не только в Китае, но и в Индии, где в конституции зафиксирован примат общественных интересов над частными. В Корее, где государство координирует всё. В Японии – знаменитая модель государства-корпорации, где частный бизнес находится в очень тесном согласовании своих стратегий развития с государством.

Американская властвующая элита не может и не хочет признать, что США теряют гегемонию в мире. И эта объективная утрата лидерства делает их очень агрессивными и очень опасными. Это один момент. Второй момент. Чему учат американских политиков в университетах? Главная идея их курсов политологии по учебникам 100-летней давности – чтобы контролировать мир, нужно контролировать Россию и через неё – Среднюю Азию и Европу, сдерживать Китай.

Неслучайно острие американской агрессии направлено против нас. С этой агрессией у них ничего не получается, они начинают нервничать, совершают самоубийственные пируэты, действительно пилят сук, на котором сидят. Мы не можем уже использовать доллар без риска потерять деньги. Это закономерный, к сожалению, результат, и думать, что это как-то всё рассосётся, рассеется, к сожалению, не приходится.

Чем хуже у них ситуация, тем их агрессивность будет нарастать, приобретать характер конвульсий, агонии сверхдержавы, которая привыкла руководить всем миром. Это очень опасное явление.

– Да, это очень страшно. Какие нервы должны быть у наших руководителей?

– После краха Советского Союза американская властвующая элита начала убаюкивать себя разного рода теориями конца истории. Фрэнсис Фукуяма написал книжку, которая пришлась им по душе, о конце истории. О том, что Америка навеки стала центром мира. Всемирная американская империя во главе с финансовой олигархией сложилась, всё остальное – это периферия. И это будет продолжаться вечно. Таких утопий много. Была утопия Третьего рейха, были ещё разные утопии.

Американская властвующая элита уверовала в это, потому что после краха Советского Союза две ипостаси имперского хозяйственного уклада слились в одну. Остался мирохозяйственный уклад либеральной идеализации. Смысл политики, проводимой из Вашингтона через Международный валютный фонд и мировые банки, заключался в том, чтобы устранить все государства, пусть они и числятся на бумаге, для свободного американоцентричного движения по всему миру.

Главный финансовый враг олигархии – это государство, потому что ему нужно ограничить произвол крупного капитала. Крупный капитал – это не мелкий, который нуждается в защите государства. Крупный капитал всегда находится с государством в очень противоречивых отношениях. К тому же американская финансовая олигархия, которая сидит на эмиссии доллара, намного сильнее государства и формирует так называемое «глубинное государство».

Надо сказать, что американская властвующая олигархия относилась к своему собственному американскому государству так же, как и ко всем другим государствам: требовала его беспрекословного подчинения. Кризис 2008 года показал, что инсайдеры, которые сидели в эпицентре этого кризиса, лично совершенно не пострадали. А вот 20 миллионов американцев потеряли ипотечные деньги, потеряли многие пенсионные сбережения.

В США существенно упал уровень жизни, многие пенсионеры были вынуждены начать работать. А люди с Уолл-стрит абсолютно нагло говорили Конгрессу – а что тут такого? Да, мы заработали бонусы. Все потеряли, а они заработали на этом гигантские бонусы. Не менее 15 триллионов долларов ФРС США напечатала для спасения аффилированных с ней банков. Американский Конгресс вынужден был утереться, они ничего с ними не могли сделать.

– То есть акулы с Уолл-стрит выпотрошили своих, после чего решили потрошить всех остальных? Куда катится мир?

– Пока не было Трампа, президент Обама вёл дело к заключению трансокеанических партнёрств. Если бы США подписали их с Европейским союзом и с партнёрами по Тихоокеанскому региону без Китая, то получилась бы не просто зона свободной торговли. А огромная территория, где государство абсолютно нивелировалось с точки зрения защиты национальных интересов.

Ключевым элементом этих двух соглашений была норма о том, что в случае спора между иностранным инвестором и государством инвестор всегда прав. Если бы эти соглашения вошли в силу, то не было бы уже национальных государств с точки зрения защиты интересов общества от произвола мировой олигархии. Трамп это дело свернул. Это означало крах всей затеи, конец тенденции формирования универсального мира, где есть только крупный капитал.

– Он это сознательно сделал или это у него так получилось?

– Он хотел власти. Может, и не осознавал в точности, что делает с точки зрения разворота всей глобальной тенденции. Но у него свой электорат – это рабочие американцы, средний класс, простые люди, которые нутром чуяли, что всё идёт к краху с точки зрения их интересов. Всё, что считалось примером американского экономического чуда – города Детройт, Новый Орлеан, оказалось в руинах. Весь средний промышленный пояс – сплошные трущобы. Где американская мечта?

Глобальная система доминирования крупного капитала подавляет всё. И после распада Советского Союза пошёл быстрый демонтаж всех институтов социального государства, защищающих простых людей. И тут толстосумы решили окончательно лишить государство права иметь голос в споре с «иностранными инвесторами».

Возможно, сам того не осознавая, Трамп остановил тенденцию формирования однополярного мира не потому, что он, допустим, за нас, как некоторые считают. Нет, это его электорат требовал изменений. Так что на сегодня главный политический противник Трампа – это финансовый олигархат, который формируется вокруг Федеральной резервной системы США. Он контролирует СМИ, во многом контролирует силовые структуры. Во внутриполитической борьбе он вообще не даёт Трампу развернуться.

Апофеоз ответного удара по Трампу – так называемое «дело Скрипалей». Именно оно стало предлогом для новых сумасшедших американских санкций.

 

источник: www.argumenti.ru

Новостной портал Новости 24. Последние новости сегодня в России и в мире

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *