Мнение историка Константина Залесского.

В преддверии годовщины начала Первой мировой войны портал KM.RU публикует интервью с известным историком Константином Залесским.

– Константин Александрович, могла ли Россия избежать мировой войны?

– В мире сложилась ситуация, при которой Россия ни при каких обстоятельствах не могла уклониться от войны. При Бисмарке у нас были союзнические отношения с Германией, но потом, в связи с изменением курса Германии, Россия была вынуждена пойти на союз с Францией.

Договор был оборонительный, то есть стороны обязывались поддержать друг друга, если на одну из сторон произойдет нападение. Этот шаг был вынужденным, чтобы противостоять, в случае чего, агрессии Германии.

Константин Залесский в эфире телеканала «Царьград». Стоп-кадр видео в youtube

Планируя свои военные действия против России и Франции и возможно, Великобритании, Германия намеревалась провести войну на два фронта так, чтобы не ввязываться в затяжные бои. Длительной войны на два фронта Германия не выдержала бы, и это понимали ее военные и политические руководители.

– А если говорить более детально, то в чем заключался военный план Германии?

– Есть известный план Шлиффена, хотя немецкий генералитет и до Шлиффена рассматривал сценарий такой войны. Суть заключалась в том, чтобы быстро вывести из строя одного из союзников, а потом быстро передислоцировать войска на другой фронт и нанести поражение другому союзнику.

Выбор был сделан в пользу Франции, и в декабре 1905 года вышла докладная записка «Война против Франции». Францию не собирались полностью оккупировать, она должна была выйти из войны. Отмечу, что в 1914 году план «Срединной Европы» стал фактически официальной программой рейхсканцлера Бетман-Гольвега. Согласно этой программе главенствующую роль в Европе должна была занять Германия, а все остальные – превратиться в подчиненных союзников.

В этом плане для Франции место отводилось, а для России места не было. У России хотели отторгнуть Прибалтику, создав там марионеточные государства во главе с представителями династии Гогенцоллернов, отторгнуть Польшу и в дальнейшем либо поделить ее с Австро-Венгрией, либо преобразовать Польшу в марионеточное королевство. Далее – частям территории нынешней Белоруссии и Украины отводилась роль полуколоний, которые бы обеспечивали Германию рабочей силой, полезными ископаемыми и продовольствием.

– Смоделируйте ситуацию, при которой Россия не вступила бы в войну.

– Напомню, что Германия объявила войну России, ссылаясь на то, что Россия начала мобилизацию. Германия выставила ультиматум, Россия отказалась, и Германия объявила войну. Значит, первым условием для того, чтобы попытаться уклониться от войны, было для России не проводить мобилизацию.

Сербия в этот момент подвергается нападению Австро-Венгрии и в конце 1914 года либо прекращает свое существование, либо становится зависимым от Австро-Венгрии государством.

Не забываем, что с Францией Германия ведет войну и, скорее всего, в осеннюю кампанию 1914 года выбивает Францию из войны, причем Англия ничего не может сделать со своим одним экспедиционным корпусом, который эвакуируется обратно на Британские острова.

И что же мы получаем в этом случае к весне 1915 года? Армия Австро-Венгрии уже разгромила Сербию, отмобилизована и стоит на границе с Россией. То же самое – отмобилизованные, закаленные в боях армии Германии перебрасываются к нашей границе. Перед ними стоит неотмобилизованная русская армия, и по ней наносится удар. Скорее всего, в войну вступают Турция, Болгария, Румыния.

В лучшем случае в 1915 году немецкие войска стоят под Москвой, в худшем – они Москву берут.

– Как вы оцениваете действия руководства России накануне войны?

– Все дипломатические шаги по сохранению мира, предпринятые Россией и лично Николаем II, были отвергнуты, хотя было сделано все, что возможно.  В частности, Россия предлагала вынести вопрос конфликта с Сербией на международную конференцию. Сербии рекомендовали как можно лучше ответить на ультиматум Австро-Венгрии, и действительно, Сербия ответила очень уступчиво. Об этом есть свидетельство кайзера Вильгельма, который написал, что теперь повод для войны снимается, но и это не дало никакого результата.

– Известен ли был в России план Шлиффена?

– Да. И наш, и французский генштаб знали об этом. Исходя из этого и разрабатывались планы войны. Смотрите, Германия объявила войну России, не находясь в этот момент в состоянии войны с Францией. Казалось бы, если Германия объявила войну России, то с Россией она и воюет, а Франция в войну может и не вступать. Но был же план Шлиффена, который должен выполняться, и поэтому, объявив войну России, Германия объявляет войну и Франции.

Россия провела мобилизацию, однако это не есть война, а есть демонстрация решимости великой державы, настаивающей на том, что не надо менять баланс сил в Европе ради узко собственнических интересов. Россия действовала единственно возможным способом.

Интервью подготовил Дионис Каптарь

 

 

Источник

Новостной портал Новости 24. Последние новости сегодня в России и в мире

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *