О “министре одиночества” заговорили теперь и в России.

На днях председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко на встрече с работниками социальной сферы села предложила создать в России министерство одиночества. Напомним, в январе должность министра одиночества была учреждена в Великобритании. Им стала действующий замминистра по вопросам спорта и гражданского общества Трейси Крауч.

В России предложение Матвиенко вызвало споры на разных уровнях. Так, глава комитета Госдумы по труду, социальной политике и делам ветеранов Ярослав Нилов, выступающий от фракции ЛДПР, заявил, что создание ведомств вроде министерств одиночества или счастья плодит бюрократию и формализм. Также депутат отметил, что бороться нужно с причинами одиночества, а не с последствиями.

Однако когда речь заходит о причинах, мнения разделяются. Многие склонны думать, что одиночество – это проблема преимущественно стариков, которые, вырастив детей и внуков, остаются одни. Сказываются и последствия глобальных войн XX века, которые унесли жизни очень многих мужчин, оставив в одиночестве жен и детей погибших. Однако сейчас набирают обороты и другие факторы, влияние которых не так заметно. Так, в интервью Царьграду замдиректора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров назвал одной из главных причин одиночества усиливающуюся урбанизацию:

“Большой город не располагает к созданию семьи, люди добиваются карьерных успехов в одиночестве, а потом наступает такой период, когда семью уже по физиологическим причинам создать просто невозможно”.

Как отметил эксперт, в отличие от сельской местности, где без взаимной поддержки родственников и соседей трудно выжить, город располагает к индивидуализму:

“Урбанизация – это очень тревожно и опасно. Потому что если в аграрном, традиционном обществе семья необходима, чтобы обеспечивать жизнь на селе, то город позволяет перераспределять функции и жить каждому человеку самостоятельно. Урбанизация не может продолжаться бесконечно, города не могут бесконечно увеличиваться, значит, необходимо создавать условия для жизни в сельской местности, жизни семьями”.

Тут можно вспомнить заявления небезызвестного Алексея Кудрина, который в конце прошлого года на Общероссийском гражданском форуме назвал залогом процветания России рост агломераций, то есть объединений крупных городов в структуры численностью 5-10 миллионов человек. На том же форуме мэр Москвы Сергей Собянин насчитал в сельской местности России 15 миллионов “лишних” людей. Сельское население, и без того вымирающее и нуждающееся в поддержке государства, добивают такими вот гражданскими инициативами, а между тем в переполненных городах никто никому не нужен.

Кроме того, проблема затрагивает не только пенсионеров: примерно половина одиноких – это молодые люди. И число их растет, так что уже можно говорить об одиноких как о целом слое общества. И, как отметил в интервью Царьграду Шатров, это не только сказывается на социальном самочувствии людей, но и совершенно не выгодно государству:

“Это углубляет демографическую яму, лишает перспективы появления новых членов общества, которые будут на него трудиться, как бы цинично это ни звучало. Государству нужны люди”.

Как уже отмечалось выше, инициатива создания министерства одиночества в России была навеяна опытом Великобритании. Вот уж где точно удивляться не приходится: Европа, своей борьбой за “права человека” поощряющая феминизм, аборты и однополые браки, делает все для разрушения нормальной репродуктивной семьи и вообще человеческих отношений. Это, по словам Игоря Шатрова, является еще одним фактором роста одиночества именно для Запада: “На Западе появился этот третий фактор – свобода от общечеловеческих моральных норм и правил, которая вылилась в разгул псевдосвобод вроде однополой “любви” или отказа ребенку в праве на рождение, пропаганды жизни в удовольствие и ради удовольствия. Но и российское общество на грани: свобода информации, интернет позволяют получить доступ к таким моделям поведения”.

Так что, каким бы эпатажным ни казалось предложение Валентины Матвиенко, она привлекла внимание к глубокой проблеме. Однако важно сделать относительно нее правильные выводы. Одиночество – одно из следствий стремительной модернизации Европы, а вот нужна ли такая модернизация нам – большой вопрос.

Источник

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *