Страшная трагедия произошла в подмосковном Павловском Посаде — мужчина, страдающий психическим расстройством, как предполагают следователи, убил супругу и свел счеты с жизнью. Его неадекватное поведение уже давно ни для кого не являлось секретом, но никаких мер в отношении него не принималось. Между тем страх соседства с душевнобольными людьми, склонными к агрессии, знаком многим. Спонтанные угрозы, дебоши, крики. Про таких соседей говорят «с ним лучше не связываться», «не обращай внимания». Причины у недуга могут быть разные: врожденное отклонение, старческое слабоумие, сложные условия быта, последствия наркомании или алкоголизма. Как изолировать опасного соседа, пока от словесных угроз он не перешел к физическому насилию, порталу iz.ru рассказал столичный полицейский.

Участковый всё решит

Бывает так, что люди годами терпят невыносимые условия существования бок о бок с потенциальным маньяком. А все попытки решить проблему заканчиваются разговорами на кухне с другими соседями или друзьями — дескать, ситуация патовая, нужно жить и терпеть. Однако существует довольно четкий алгоритм решения этой проблемы. Начинать нужно с обращения в полицию.

«Многие бессмысленные и ужасные бытовые преступления происходят из-за того, что соседи не поставили в известность своего участкового о том, что рядом проживает неадекватный товарищ», — рассказывает опытный столичный участковый (имя по его просьбе не разглашается).

Каждому представителю самой близкой к населению службы полиции за свою практику приходится общаться с десятками, если не сотнями неуравновешенных людей. По интернету гуляют копии смешных постановлений об отказе в возбуждении уголовных дел — в них заявители просят принять полицию меры к инопланетянам, прекратить их облучение неведомыми науке лучами, излагают другие фантастические истории.

«Думаю такие документы не фейк, сам рассматривал такие и выносил решение по ним. Смешно было только сначала. За каждой такой бумагой стоит чья-то болезнь, от которой страдает не только заявитель, а его родственники и соседи», — говорит офицер.

У участкового достаточно полномочий, чтобы предотвратить беду, если пострадавшие обращаются, например, с заявлением об угрозе убийством (статья 119 УК РФ).

«Распространенный случай, когда один житель набрасывается на другого, демонстрирует нож, топор, охотничье или травматическое оружие. Такие действия в случае, если потерпевший реально воспринимает угрозу для своей жизни, образуют состав преступления», — говорит участковый.

Возбудить дело удается не всегда — частенько ссоры имеют систематический и обоюдный характер. Но в любом случае проводится проверка.

«Я опрашиваю соседей, самого виновника инцидента и потенциальную жертву. Если становится ясно, что человек не дружит с головой, я ставлю в известность психоневрологический диспансер. Причем даже в случае, если юридически не удается привлечь его к уголовной ответственности», — говорит наш собеседник.

После официального сигнала агрессор ставится на учет в полиции как дебошир, а копии отказного материала направляются в местный ПНД. Это же касается и тех, кто забрасывает участковых бредовыми заявлениями о пришельцах.

«Сотрудники медучреждения обязаны навестить этих людей, как минимум провести беседу с ними. А если они представляют опасность для себя или окружающих — госпитализировать», — говорит он.

С его слов, в таких сложных вопросах проще действовать единым фронтом с родственниками.

«Иногда родные не знают о том, что их отдельно проживающий близкий тронулся умом и терроризирует соседей. В моей практике были такие случаи. Связался с ними, те приехали, сами поместили человека в стационар — по закону они вправе это сделать через суд даже против воли самого больного. И проблема была решена бескровно», — рассказывает полицейский.

Халатность властей наказуема

Сегодня система устроена так, что если участковый не отреагировал на сигнал об агрессоре, оставил людей в опасности, ему придется отвечать за последствия. Причем не только увольнением, но и свободой.

Яркой иллюстрацией этой практики стало уголовное дело в отношении полицейских из Ярославской области — им инкриминируют халатность. Летом 2016 года они получили сообщение о том, что 52-летний житель поселка Козьмодемьянска бросается на людей с топором. Адекватной реакции от блюстителей порядка не последовало. Спустя несколько дней он вновь набросился на соседок с топором — трех покалечил, одна женщина скончалась. Психопата могли изолировать раньше, тогда последствий можно было бы избежать.

«Многие коллеги оправдываются тем, что у них недостаточно полномочий, но это лукавство, — рассуждает блюститель порядка. — Бывает так, что адекватный, казалось бы, человек совершает опасные вещи, например, в пьяном виде. Я не медик, не знаю, белая у него горячка или другое заболевание… Но если уж сигнал поступил, а за человеком, к примеру, числится оружие — я его всегда изымаю. Бывает, что потом жалуются, называют мои действия незаконными. Но ни разу меня за такие действия никто не наказал. Все понимают, в таком деле лучше перебдеть».

Люди в белых халатах
У душевно больных людей часто случаются рецидивы, и сотруднику правоохранительных органов это тоже хорошо знакомо.

«Был случай, когда пришлось поместить в стационар женщину — вела себя неадекватно, угрожала соседям. Она отлежалась со своим диагнозом в больнице и вернулась. Через два дня опять случился инцидент. Пришлось вызвать бригаду неотложной психиатрической помощи. В тот же день она отправилась в психбольницу», — говорит собеседник портала iz.ru.

Психиатрические бригады — частый гость в околотках. Дежурный или участковый уполномоченный вызывает их в случае, если есть основания полагать, что у задержанного имеется профильное заболевание.

«Они не всегда забирают буйных, если те пьяны, списывают поведение на обычный алкогольный дебош. Но тем не менее бумагу о выезде нам оставляют. Эти документы также копируются и отправляются в диспансер по месту жительства», — говорит участковый.

Когда система дает сбой

Однако система принудительного помещения в психиатрический стационар дает сбой даже сегодня. Известны случаи, когда с помощью судебной медицины проворачивали свои схему черные риелторы. Впрочем, к таким авантюрам прибегают и родственники в борьбе за желанные квадратные метры или долгожданное наследство.

«Нужно всегда опрашивать соседей в случаях, когда речь идет о том, чтобы подключить к конфликту медиков. Иногда дети или внуки лукавят, завышая степень общественной опасности, которую представляют сварливые старики, например. Каждый случай индивидуален. Человек не должен пострадать от оговора», — рассказывает участковый.

Ошибка правоохранительной системы, суда и психиатрической медицины может дорого обойтись человеку. В частности, в 2014 году судебная коллегия по административным делам Мосгорсуда отменила решение Симоновского райсуда о законности госпитализации в стационар горожанина.

«Основанием для принудительной госпитализации послужило заключение комиссии врачей от 17 июня 2011 года, которым установлено, что недобровольная госпитализация А. обусловлена злобно-напряженным эффектом, импульсивностью, агрессией к родителям, бредовыми идеями отношения, отсутствием критики к состоянию. Доказательств, подтверждающих обоснованность данного заключения, представителем ПКБ № 1 им. Н.А. Алексеева не представлено», — говорилось в решении вышестоящей инстанции.

А в октябре 2017 года суд в Чите взыскал с Минфина России 20 тыс. рублей за незаконное помещение в психушку местного жителя Николая Лиханова. Он по характеру напористый человек с активной гражданской позицией — добивался встречи с представителями различных инстанций по вопросам нарушений в сфере ЖКХ. В частности, добивался встречи с главой региона. Чиновникам его поведение показалось неадекватным, поэтому в один прекрасный день за ним приехал наряд полиции, и он был помещен в психиатрический стационар.

«Человек даже не был привлечен к административной ответственности, но тем не менее к нему домой пришли вооруженные полицейские и увезли в психбольницу. Суд рассмотрел ходатайство медучреждения, в котором содержались данные о том, что Николай якобы может представлять опасность для себя и окружающих, и санкционировал его стационарное лечение против его воли», — рассказал юрист организации «Зона права» Роман Сукачев, представлявший интересы Лиханова.

Решение было обжаловано прокуратурой и представителями активиста в Забайкальском краевом суде. Инстанция встала на сторону Лиханова и признала решение нижестоящего суда незаконным. За 23 дня, проведенных в психбольнице, судебная коллегия по гражданским делам Забайкальского краевого суда взыскала с Минфина России 20 тыс. рублей.

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *